ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

Наш край

Бронепоезд ходит по прямой

1

Несколько лет назад поисковики из военно-исторического общества «Форт Красная Горка» неподалеку от Краснофлотска обнаружили кусок брони. Исследования показали, что это – часть одного из двух бронепоездов, действовали в годы войны на Ораниенбаумском плацдарме». Находка сама по себе уникальная, потому что никто и никогда не собирался сдавать бронепоезда в музеи – их списывали сразу после того, как отпадала в них необходимость, и чаще всего просто распиливали на металл.

Первые бронепоезда появились в России во время Первой мировой и гражданской войн. Строили их как красные, так и белые, даже кинохроника сохранилась. Способствовала этому разветвленная сеть железных дорог.

К этой теме вернулись практически сразу же после начала Великой Отечественной. В первые месяцы танков не хватало, потому что многие заводы, находившиеся в европейской части Советского Союза, спешно эвакуировали на Урал или в Сибирь. Их-то, конечно, потом запустили, но для того, чтобы наладить выпуск тяжелой бронетехники, требовалось хотя бы несколько месяцев. Бронепоезда были в Красной Армии и войсках НКВД и до войны – они особенно были нужны в пограничных войсках на Дальнем Востоке. Экипажи в основном и занимались патрулированием границ. Но бронепоездам еще предстояло сыграть свою великую историческую роль – во время Великой Отечественной войны не было ни одного крупного сражения, в котором бы они не участвовали. Даже до Германии дошли, хотя при пересечении границы возникла неслабая проблема – ширина пути в Советском Союзе и за его пределами была разной. Но нашлись умельцы, которые эту проблему решили – пути просто перешивали, чтобы поезд мог двигаться дальше.

Впрочем, это было уже потом. А в самом начале войны в ленинградских железнодорожных депо закипела работа. Уже 3 июля 1941 года рабочие Ленинград-Балтийского депо провели митинг и решили построить своими силами бронепоезд. Почин нашел поддержку у военных властей – неделю спустя было издано распоряжение коменданта Ижорского сектора береговой обороны Лаковникова о формировании бронепоезда, на котором были бы установлены зенитные и противотанковые орудия.

Конструкция бронепоезда была традиционной – в середине находился паровоз, спереди и сзади – орудийные платформы, по две с каждой стороны, а по краям — просто контрольные платформы. Они нужны были для того, чтобы весь бронепоезд не взлетел на воздух, если пути заминированы. В качестве паровоза использовали знаменитую «овечку» — маленький, но надежный паровоз серии ОВ. Когда наращивали броню, он существенно менял габариты, что по тем временам было очень важно. Прокат доставляли с Ижорского завода – и уже потом готовый бронепоезд несколько раз там ремонтировался.

Платформы делали в Большой Ижоре и в мастерских форта Красная Горка. А орудия доставили с островных фортов – в частности, со 2-го северного. Пулеметы предоставил флотский арсенал. Бронепоезд был готов к 25 июля. В начале 1942 года на платформу поставили огромную корабельную пушку – 130-мм орудие с крейсера «Аврора», который тогда стоял у Ораниенбаумского пирса и прикрывал плацдарм с севера. Поначалу у бронепоезда был только номер -301, «Балтийцем» его называли сами рабочие, но официально имя было присвоено 23 февраля 1943 года, как и новый номер – он стал бронепоездом №7.

На поезде служили и железнодорожники, и артиллеристы. В подразделении служили полторы сотни человек. Железнодорожники шли на фронт добровольно, это были работники ленинградских депо, их было около ста. Артиллеристы – кадровые военные. Командовал бронепоездом капитан артиллерии Владимир Стукалов, комиссаром назначили Владимира Аблина.

Боевое крещение команда приняла в начале августа 1941 года Он вышел на Лужский рубеж, чтобы помочь морским пехотинцам. Это был тяжелый бой, который вела 8 армия и 2 бригада морской пехоты. Бронепоезд усиленно атаковали немецкие бомбардировщики, однако зенитчики бронепоезда вышли из сложной ситуации с честью. Попадания были случайными, бомбить прицельно у «Юнкерсов» не получалось.

История повторилась неделю спустя. Несколько «Юнкерсов» попытались разбомбить его, однако ни одна атака не была успешной, как раз наоборот, один из немецких самолетов был сбит и упал недалеко от деревни Керстово, и благодаря этому подразделениям Красной Армии удалось в тот момент удержать Веймарн. Это существенно замедлило продвижение фашистских войск на этом участке – блиц-крига не получилось, за три недели немецкие войска прошли всего около полусотни километров.

В первый месяц войны бронепоезд действовал по всему Ленинградскому фронту – обстреливал. У него было 15 огневых точек. Из Угольной гавани обстреливал занятую противником Стрельну, из Предпортовой – Лигово, которое тогда еще именовалось Урицком, и Красное Село. Стрелял и в сторону Мги – из Мяглово. Огневые позиции были в Левашово, Васкелово и Осельках.

Как и в межвоенный период, главной задачей бронепоезда была охрана. Только на сей раз оберегать ему пришлось не границы, а тяжелые артиллерийские железнодорожные батареи, которые были лакомым куском для немецкой авиации. И никто не снимал задачу помогать пехоте, если возникнет такая необходимость. Она возникала периодически, и команда бронепоезда с этим успешно справлялась.

Но война есть война, и задача нападающих – застать противника в самый неожиданный момент. С командой бронепоезда такое случилось всего один раз за всю войну. В конце августа 1941 года «Балтиец» прикрывал отступление красноармейских войск неподалеку от станции Котлы. Снаряды были израсходованы, а новые не успели подвезти. Немцы непрерывно бомбили и обстреливали Котлы. Пути были разбиты, на них скопились развороченные и перевернутые вагоны и паровозы. Горели склады, и, как вспоминал один из участников тех событий, надежды вырваться практически не оставалось. Но это удалось.

Больше таких случаев не было. Ораниенбаумский плацдарм образовался в середине сентября 1941 года. Его история еще ждет своих исследователей, поскольку это был фактически единственный укрепрайон в европейской части Советского Союза, который полностью оправдал вложенные в него силы и средства. Фронт в нашем районе стабилизировался, и во многом благодаря тяжелой артиллерии – как той, что стояла на фортах, так и легендарных бронепоездов. Железная дорога действовала, бронепоезда ходили между Старым Петергофом и станцией Калище, но чаще всего «Балтиец» находился поблизости от Старого Петергофа. За два с лишним года «Балтиец» успешно действовал на плацдарме. Бойцы сбили четыре бомбардировщика, уничтожили 2 танка, 2 немецких обоза со снарядами, 9 артиллерийских батарей, 19 минометных точек, пять с лишним тысяч вражеских солдат.

Естественно, подвиги артиллеристов-железнодорожников не оставались без внимания. Им вручались боевые награды, но также и разные полезные вещи – время было тяжелое, люди зачастую нуждались в самом необходимом. Вот и вручали в качестве наград носки, футболки, белье, теплые джемперы, а нескольким артиллеристам вручили логарифмические линейки…

Одно из самых главных событий в жизни «Балтийца» — участие в полном снятии блокады Ленинграда, 75-летие которого мы отмечаем в эти дни. Он действовал на Ропшинском направлении и поддерживал 2 ударную армию в составе первой артиллерийской группы, которой руководил Е.А. Проскурин.

Железнодорожные платформы были установлены между Ораниенбаумом и Малой Ижорой и в районе станции Калище. До этого бронепоезда базировались один в Большой Ижоре, а другой – в районе Красной Горки. Перед началом операции «Балтиец» встал на железнодорожных путях возле станции Ораниенбаум, а «За Родину» — у платформы Мартышкино.

12 января поступил приказ командира Ижорского укрепрайона, в котором бойцам обоих бронепоездов предписывалось вести огонь на подавление немецких артиллерийских батарей и готовиться к отражению танковых и авиационных атак. 14 января началась артподготовка, которая оказалась очень эффективной, в чем офицеры бронепоезда убедились своими глазами несколько дней спустя – они посетили Симоногонт в районе Петергофа и увидели то, что осталось от немецкой батареи (остатки ее были видны еще совсем недавно).

19 января была освобождена Ропша, фронт передвинулся дальше к Гатчине, береговая артиллерия туда не доставала, и помогать войскам могли только бронепоезда. 21 января оба бронепоезда перешли в район станции Калище, под начало командующего артиллерией Ленинградского фронта, а после снятия блокады «Балтиец» отправился на ремонт, в депо Витебского вокзала. В конце 1944 года его расформировали.

Памяти о бронепоездах почти не осталось. Это не танки и не самолеты, которые заняли места на постаментах. И хотя некоторые из них дожили до 90-х, их все равно распилили на металл, потому что тогда пилили все и о музеях никто не думал. И, наверное, этот кусок брони от поезда «За родину», которым командовал В. Кропечев, единственное, что осталось от этих бронированных монстров. А ведь под Ленинградом действовали не только эти два…

Марина ПЕТРОВА

Теги: , .

Понедельник, 21 января, 2019