ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

Наш край

Малая дорога жизни

Нина Прахарж

О Дороге жизни, которая в годы Великой Отечественной войны шла по Ладожскому озеру, знают все. О ней написаны книги и песни. Даже название с карты Ленинградской области не исчезло, осталось во Всеволожском районе. Есть и музей, и мемориальный комплекс.

О дорогах, проходивших по заливу, почему-то старались не упоминать. Вплоть до начала нового тысячелетия тема эта оставалась закрытой, а о том, что такие дороги были, напоминают лишь три скромных памятных знака – при въезде на дамбу со стороны Бронки, в Кронштадте и в Лисьем Носу. Но появились они сравнительно недавно – и во многом благодаря усилиям краеведов, посчитавших, что этот важнейший эпизод обороны Ленинграда забывать нельзя.

Сведения о Малой дороге жизни иногда все же просачивались. Например, старожилы Липова и Ручьев, которым в 1942 году пришлось отправиться в эвакуацию, говорили о том, что перевозили их по заливу в сторону Лисьего Носа, а уже оттуда – на восток страны. А вот те, кому довелось на этой дороге работать, об этом не говорили – привычка к секретности делала свое дело даже тогда, когда никакой секретности уже не было. Эта тема еще ждет своих исследователей – пока что никаких серьезных научных работ о Малой дороге жизни нет.

И тем важнее фильм, который недавно вышел – и который так и называется «Малая Дорога жизни». В минувшую субботу все три серии смогли посмотреть любители краеведения, собравшиеся в Краеведческом музее Ораниенбаума. И не только посмотреть, но и побеседовать с режиссером Ниной Прахарж. Была запланирована еще встреча с продюсером серии Сергеем Починым, но по независящим от организаторов причинам она не состоялась – но непременно состоится в будущем. Малая Дорога жизни – далеко не единственный эпизод Великой Отечественной, который благодаря усилиям этой группы кинематографистов стал известен всем, кто интересуется событиями, происходившими в те годы в окрестностях Ленинграда.

Нина Прахарж рассказала о том, как снимался фильм – но не стала рассказывать всех журналистских секретов. Материал собирали буквально по крупицам, в том числе и в двух краеведческих музеях Ломоносова, в архивах, опрашивали местных жителей, которые вспоминали рассказы своих родителей, работавших на этой дороге.

Фильм делится на три части – начальной точке трассы, середине и конечной.

 

Серия первая. Ораниенбаум

Пересказывать фильм, конечно, дело неблагодарное. Всегда лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать или прочитать. Надеюсь, что читатели это сделают – все три серии можно найти в Интернете, на сайте Youtube.com. Да и на других ресурсах тоже – авторы не стали ограничивать право посмотреть свое произведение, как это, к сожалению, делают сейчас многие.

Первая серия посвящена Ораниенбауму. И это не случайно. Маленький городок, в те годы не входивший в черту Ленинграда и даже еще не называвшийся Ломоносовом, был в мирное время центром Ораниенбаумского района, а в военное стал центром обороны Приморского плацдарма, который тоже больше известен как Ораниенбаумский (а также как Лебяжинская или Таменгонтская республика).

Плацдарм был ограничен морем от Старого Петергофа до Воронки, а по суше граница фактически проходила по Гостилицкому шоссе почти до занятого вражескими подразделениями Копорья. Петергоф оказался разделенным на две части линией фронта, и на месте границы сейчас стоит крест в память о погибшей части города и разрушенном храме…

Ораниенбаумский плацдарм – это форты «Красная Горка» и «Серая Лошадь», это аэродромы в Борках и Гора-Валдае, это штаб партизанского движения, это непреодолимые укрепления, вырытые руками калищенских, устьинских и ораниенбаумских подростков. Но это фактически и двойная блокада с постоянными обстрелами и голодом, особенно в самом Ораниенбауме, являвшемся великолепной мишенью для вражеской артиллерии.

До войны в Ораниенбауме жило около тридцати тысяч человек. После войны – оставалось меньше двух тысяч, взрослых и детей. Часть населения отправили в эвакуацию, но есть в городе и своя Малая Пискаревка – мемориальное кладбище в Красной Слободе, возле Троицкого кладбища. Там похоронены около пяти тысяч жителей города, погибших в годы блокады.

Норма хлеба в Ленинграде были те самые 125 блокадных грамм, с огнем и кровью пополам. В Ораниенбауме не было даже этого – выдавали 100 г хлеба.  При том, что город подвергался обстрелам и налетам чаще, чем Ленинград – город, расположенный на возвышенности, с которого весь залив открывался как на ладони, враги стремились взять во что бы то ни стало. Если бы пал Ораниенбаумский плацдарм – не выстоял бы Кронштадт. Если бы немецкие войска взяли Кронштадт – Ленинград был бы атакован с моря, и шансов бы у него не было.

Герои фильма «Малая Дорога жизни» — простые жители Ораниенбаума, в том числе тогдашние школьники, вспоминают, как это было. Как бежали в школу под обстрелом – школы той сейчас нет, но она сохранилась на старых открытках, — педантичные немцы начинали обстрел ровно в половине девятого. Как выращивали на школьном огороде тонны моркови и капусты для воинских частей и госпиталей. Как прятались в подвалах Собора Архистратига Михаила – собор тогда не работал, там было что-то вроде склада, но в военные годы именно благодаря ему выжили многие жители прифронтового города.  Немцы собор не трогали – очень уж хорошим он был ориентиром.

Историки рассказывают об обороне фронтов и о легендарном наступлении 1944 года, когда удалось прямо под носом у вражеских наблюдателей  переправить на плацдарм большую армию и множество военной техники. Одна из блестящих военных операций, которая тоже пока еще оценена не в должной мере. Но это будет в последней серии.

 

Серия вторая. Кронштадт

В Кронштадте Великая Отечественная война началась на несколько часов раньше, чем в остальных местах. И началась она с минирования залива. Проделали это немецкие транспортные самолеты, еще до рассвета вылетевшие со стороны Финляндии в сторону Германии. Они просто сбросили магнитные мины, установив морскую блокаду.

Кронштадт атаковали главным образом с воздуха. За годы блокады на него упало бомб и снарядов даже больше, чем на Ленинград – при том, том, что площадь в несколько раз меньше.

Что касается продовольствия – у Балтийского флота, конечно, перед войной были запасы. Но в самом начале блокады продовольствие было вывезено в Ленинград – мука, жиры, сгущенка. Командование оказалось перед выбором, который находится за гранью человеческого, за пределами добра и зла. Отвезти продовольствие в Ленинград, жителям которого этого хватило бы в лучшем случае на пару недель, или полностью спасти население маленького Кронштадта. Не нам говорить о том, правильно поступило руководство флота или нет – может быть, эти несколько граммов масла действительно спасли жизнь ленинградского школьника или рабочего. Но из восемнадцати тысяч жителей Кронштадта от голода умерло шесть. Треть населения.

Жители Кронштадта вспоминают в фильме и о том, как разрешили ловить рыбу – почти всю сдавали в гарнизон, себе оставляли лишь колюшку… И совсем не случайно этой рыбке поставили памятник, ведь именно она спасла от голодной смерти многих жителей города на острове.

Вспоминают свидетели и о дороге – по ней везли боеприпасы, вывозили раненых с плацдарма и мирных жителей в эвакуацию. А там, где сейчас установлен знак в Кронштадте, был пропускной пункт для пешеходов.

Шли машины по льду, не включая фар, бывало, что и уходили под лед… Полыньи образовывались там, где лед выдерживал куда более тяжелую технику – и этим занялись ученые, и нашли причину… Но о науке в годы блокады рассказывает совсем другой фильм этой же группы кинематографистов.

 

Серия третья. Лисий Нос.

В Лисьем Носу и сейчас сохранился пирс, где проходила узкоколейка. И старая метеостанция, на которой работали молодые девушки – а снимать показания приборов в военные годы надо было каждый час, а не через три часа, как это делалось позднее. Территория эта до сих пор среди местных жителей носит название «секретка», хотя война давно кончилась, да и воинские части, квартировавшие в этом районе позднее, давно покинули  эти места.

Но сохранились военные фотографии, архивы, воспоминания, даже блокадный дневник одного из краснофлотцев.  Все это собрано в местной школе – небольшому школьному музею может позавидовать даже профессиональный военный музей. А вот краеведческого музея, в котором была бы экспозиция, посвященная Малой Дороге жизни, там до сих пор нет.

Хотя тема эта давно интересует местных жителей – да и не только их. Любители военного туризма просто осаждают Лисий Нос и прилегающие районы, благо есть что посмотреть.

Подходящее помещение для краеведческого музея здесь тоже есть. Правда, как и многие объекты, брошенные военными на произвол судьбы, находится в печальном состоянии. Но в печальном – пока не в трагическом, его пока можно восстановить. За это пока никто не взялся.

А вот памятник там, где дорога выходила на берег, совсем недавно появился «Дорога мужества», установленный к 70-летию Победы. Автор – Виктор Новиков. В начале войны ему было 12 лет. На его долю выпали все тяготы блокады — голод, обстрелы, тяжелый труд рыбака… До открытия монумента он не дожил, работу завершал его ученик.

Потом была ленинградская Победа – 27 января 1944 года. Была Победа. Были годы, когда страна залечивала раны. Люди возвращались в свои города и села, начинали мирную жизнь. О многом нельзя было рассказывать еще и долгие годы спустя. Но сейчас уже можно. И многие страницы открываются – кстати, съемочная группа использовала далеко не все отснятые материалы. А некоторые темы подсказали и участники встречи – ведь научная история Ораниенбаумского плацдарма тоже пока еще не написана. Но это непременно произойдет, и очень скоро.

Ирина ПОЛЯКОВА