ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

На этом тихом берегу

_IMG_8914

— Это была единственная дорога, соединявшая советские войска с Ленинградом, — председатель Совета ветеранов войны и военной службы «Ораниенбаумский плацдарм» Валентин Васильевич Петров показывает на ту самую дорогу, по которой приехали участники торжественно-траурной церемонии и на которой сейчас стоят красивые новые автобусы. На них приехали к мемориалу «Берег мужественных» сосновоборцы – работники предприятий, военнослужащие, ветераны, активисты молодежных организаций. И школьники, и ветераны Ломоносовского района – участники автопробега, посвященного 78 годовщине образования легендарного «пятачка», сыгравшего особую роль в обороне Ленинграда.

День выдался холодный, но не дождливый, что нынешней ненастной осенью — большая редкость. Сколько таких дней было тогда – с сентября 1941, когда немецкие войска были впервые остановлены, до января 1944, когда именно отсюда началось наступление, результатом которого стало полное снятие блокады Ленинграда? Участники обороны плацдарма, которых, увы, осталось уже всего несколько человек, редко вспоминают, какая в те дни стояла погода – было не до того. Больше всего запомнились очень холодные зимы.

Когда только появился мемориал «Берег мужественных», ветеранов было много. Впрочем, слово «ветеран» в те годы не употребляли – и сами участники войны, и сосновоборские ребятишки, чье детство пришлось на 60-е годы, отлично знали, что правильное слово – фронтовик. Несмотря на то, что слово «ветераны» существует с античных времен, в обиходе советских людей оно появилось только в 80-е.

Фронтовиков было много. Бодрые, веселые и тогда еще далеко не старые люди ехали в Сосновый Бор сначала на электричке до Ораниенбаума (до Калища она еще не ходила), затем на поезде – до платформы «Воронка», а оттуда чаще всего шли пешком. Увы, когда-то весьма оживленная пассажирская платформа тоже теперь не действует. Фронтовики встречались, рассказывали о военных событиях, которые были еще очень свежи в памяти, детишки в пионерских галстуках стояли в почетном карауле, а потом, когда митинг кончался, бежали в лес собирать гильзы – мемориал находился довольно далеко от города, и удовольствие там побывать выпадало не так уж и часто. Если повезет – три раза в год можно было туда попасть с классом.

Но уже и с момента открытия мемориала прошло более полувека, те, кто стоял в почетном карауле, уже пенсионеры, а участников обороны плацдарма осталось всего несколько человек. Одна из них – Анна Дмитриевна Коц. Она была связисткой в 5 Отдельной бригаде морской пехоты. Фронтовая закалка чувствуется в ней и сейчас – совсем недавно Анна Дмитриевна побывала у своего боевого товарища, бывшего на плацдарме разведчиком, Александра Ермолаевича Чарухина, отметившего 100-летие, о чем два номера назад писала «ТЕРА-пресс». И передала привет от Александра Ермолаевича всем участникам торжественной церемонии.

О значении Ораниенбаумского плацдарма говорили А.В. Иванов, в тот момент еще глава Сосновоборского городского округа, первый заместитель главы администрации С.Г. Лютиков, заместитель начальника учебного центра подводников И.И. Горелов и другие выступающие. Историческая роль легендарного плацдарма до сего момента не оценена по достоинству. Укрепрайоны создавались на всей европейской части Советского Союза, но далеко не все они оправдали вложенные в них средства. А Ораниенбаумский плацдарм свое существование оправдал полностью. Исследования на эту тему идут, но когда они станут книгой, сказать пока трудно. А о защитниках плацдарма книга есть – «Искры вечного огня». Правда, она почти сразу стала библиографической редкостью, но труд, начатый А.И. Крутяковой, продолженный и завершенный ее учениками, воплотился в книгу, а это уже залог того, что биографии защитников плацдарма никуда не денутся и что о них будут знать и следующие поколения.

Плацдарм держался три с лишним года. В погожий сентябрьский денек немецкие войска были остановлены, хотя занимали высокий берег скромной речушки Воронки. На плацдарме работали школы и детские сады (тогда их называли очагами), в детский дом в Ораниенбауме собирали детишек из оккупированной части района – приводили истощенных малышей разведчики или партизаны). В первую же зиму возобновили работу рыболовецкие бригады, работало несколько колхозов и даже построили рыбоперерабатывающий завод. Балтийская салака многим спасла жизнь – это была отличная добавка к солдатскому пайку и к скудному рациону местных жителей, оказавшихся фактически в двойной блокаде. Отсюда летали самолеты бомбить вражеские укрепления. Ходили два бронепоезда, а артиллерия фортов «Красная Горка» и «Серая Лошадь» не давала противнику никаких шансов подойти к Ленинграду ближе. И сюда же осенью 1944 года переправили целую армию, вместе с огромным количеством военной техники. Переправили под самым носом у противника, который ничего не заметил. И отсюда же начали победное наступление.

Синее небо. Деревья, слегка тронутые желтизной – золотая осень в этом году опоздала, да и будет ли она вообще? По дорожке идут ветераны и дети. Несут цветы, чтобы опустить их в воду маленькой лесной речушки – той самой, которую так и не удалось преодолеть врагам, форсировавшим куда более крупные реки.

Ирина СЕВОСТЬЯНОВА