ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

Незаметный, незаменимый

улучш 5

Управленцы бывают разными. Прежде всего, бывают командирами производства. Так, почти по-военному, называют руководителей производственных подразделений. Своими решениями и распоряжениями они приводят в действие многочисленные трудовые коллективы и промышленные мощности. На их плечах — как в песне про атлантов — держатся технологические потоки, энергетические системы, масса вспомогательных производств.

Где проходят подготовку эти вожаки, где накапливают они свой опыт и многопрофильное мастерство? Ответ простой — в жизни. В горячих цехах и на строительных объектах, в повседневной хозяйственной среде проходят закалку их характеры, таланты, профессионализм и, конечно, специальные управленческие навыки.

Доля участия

Руководящий состав — всего лишь часть из множества специалистов, что заняты в производственной сфере. Большинство же составляют должностные лица самых разных профилей и звеньев управления, не имеющие прямых командирских функций. Они не главенствуют над производственным процессами, не командуют большими коллективами. Их задачи в другом — подготовить производство, выявить препоны, найти резервы, а цель — обеспечить качество и эффективность решений, принимаемых самим руководством.

В народе таких управленцев называют по-разному. Кто просто — порученцы. Кто саркастически — громоотводы при начальстве. Но точнее будет так: диспетчеры задач и решений. Эта роль особенно важна в сложных ситуациях — когда возникают трудности, случаются срывы, остановки работ. Именно в критические моменты проверяется мастерство и профессионализм этих диспетчеров.

Вот и получается: вроде бы незаметны сами по себе в команде должностных лиц, но руководители, как правило, оценивают их помощь высоко — незаменимые работники, без них, как без рук.

Об одном из таких специалистов и пойдет рассказ.

На своем месте

Нельзя сказать, что кабинет Андрея Владимировича Наумова похож на боевой штаб. Обстановка, прямо скажем, умиротворенная. Коллеги заходят редко, вопросами не засыпают, подписей то и дело не просят. По всему видать, работается здесь спокойно, без горячки.

Улыбается хозяин кабинета: громкие дела творятся по соседству — работа кипит на ядерном и турбинном «островах», там свершаются исторические события — ввод в эксплуатацию первого атомного гиганта нового поколения с реактором ВВЭР-1200 и строительство второго блока. А здесь всего лишь аналитический островок — «отдел управления проектом». Можно сказать, тихая обитель для раздумий и разработки документов, остро необходимых в созидательном процессе, то бишь в ходе строй-монтажа и пуско-наладки энергоблоков ЛАЭС-2. И незачем суетиться, шуметь. Необходимо скрупулезно оценить рабочий процесс, учесть мелочи, выдать руководству рекомендации для решения задач и преодоления проблем.

— Функциональные принципы нашего небольшого коллектива — оперативность и точность, — поясняет начальник отдела Наумов. — Находимся постоянно как бы в тестовом режиме — любой разработанный отделом аналитический, рабочий документ должен быть безошибочным, конкретным, удобным для применения…

Если коротко формулировать задачу Наумова и его отдела, получится так — учредить документальный порядок на всех этапах исполнения проекта по всем производственным цепочкам сооружения блока.

Сам порядок — продукт особый, его качество зависит от усилий многих. К тому же, не каждому исполнителю порядок так уж необходим. Для некоторых куда удобней творить беспорядок — жить не напрягаясь. Потому на крупной стройке и, конкретно, в атомном энергостроении обязательно нужны координаторы порядка. Эти люди, подобно помощнику дирижера большого оркестра, отслеживают каждый такт в партитуре общей симфонии труда, контролируют ритмы и гармонии дел, дают четкий настрой всем оркестрантам…

Итак, Наумов координирует. В чем тонкости его методики и механизмы работы? Каковы форма и стиль?

Технология участия

На оперативных совещаниях место Наумова в уголке. Не в прямом — в переносном смысле. Сидит за столом в соседстве с представителями разных подразделений строительства, монтажа, эксплуатации станции. Присутствует молча, в нервных разборках не участвует, стрелы критики его минуют, хотя кипение мнений участников оперативок, случается, его тоже обжигает. Он — наблюдатель, фиксатор, можно сказать, летописец бурных этапов создания мощностей. И вот тут он — во главе угла. (Шутит: «Я как серый кардинал!») Фиксирует любую мелочевку — цифры, факты, показатели, ошибки и недочеты, предложения, поручения, приказы и распоряжения — из которой в дальнейшем и верстаются программа-минимум и программа-максимум производственных действий на блоках ЛАЭС-2.

Наумов по-деловому расшифровывает детали:

— Серьезный вопрос — формы наших заключений. Одно дело — подготовить сводный доклад для высшего руководства атомной станции и стройки. Это квинтэссенция этапов строительства. В докладе критические графики, главные показатели, отчеты комиссий и подразделений, особые разделы, анализ опыта — наполнение масштабное. Другие документы, постоянно верстаемые отделом — отражают подготовку и ход работ. К примеру, дорожные карты производства определенных операций на блоке — графики, таблицы, диаграммы. Это рабочий ежедневник. Он должен быть удобен, конкретен и, конечно, понятен исполнителю. Кстати, из-за «черных дыр» в таких картах иногда слетают начальственные головы…

Он улыбается, вспомнив, видимо, подобные истории, и заключает:

— Откровенно говоря, поиск необходимых форм документов нам пришлось вести долго и трудно. В интернете такого не сыщешь. Пригодился опыт других АЭС и строек. Я ездил, изучал, отрабатывал, дополнял своими идеями. Получились отличные варианты, такие, что теперь сами делимся ценным опытом с другими станциями.

Плоды работы его отдела — документы, заключения, справки — требуются всем и сразу. Как в известном михалковском стихотворении: ищет дирекция, ищут подрядчики, ищут отделы, цеха и наладчики… Командование подразделений выходит на Наумова напрямую, минуя ступени должной субординации. Это когда горят сроки, и обстоятельства подгоняют. Наумов открыт для всех, отношения доверительные, помогает сразу — только позвони. Таков его стиль, произрастающий, прямо скажем, из доброжелательного характера.

Замечу: крепость доверия обусловлена, прежде всего, качеством документов. Для многих коллег важно, что Наумов не маскирует ошибки, не камуфлирует чью-то безответственность, не склонен приукрашивать… Это важнейшая грань профессионализма. Не просто стиль работы и не только показатель качества делопроизводства в отделе. Это — если определять по максимуму — наглядное свидетельство надежности строящегося ядерного блока.

Прочная сеть

Пожалуй, не каждому читателю интересен скучный разговор об анализе и планировании строительного процесса. Однако, и в этой теме есть примечательные моменты. Дабы их подчеркнуть, сделаю кроткое отступление — о фактах из собственного трудового опыта.

При сооружении первых блоков действующей ЛАЭС (с реакторами РБМК-1000) — это семидесятые годы минувшего столетия — доминировало сетевое планирование. Широкие простыни сетевых моделей украшали стены кабинетов руководителей и профильных отделов. Спецы из диспетчерских и технических служб были обязаны погружаться в паутину этих сетей ежедневно, а то и ежечасно — вносить текущие коррективы в сплетения узлов, отражая накал работ по всем направлениям и участкам строительства буквально — буквами, цифрами, цветными знаками. Целая армия кураторов — от эксплуатации, от науки, от монтажа и стройки — обеспечивали точность исполнения проектных решений, контролировали сроки, технологию и качество работ. Общий объем свершенного отображался в таблицах и директивных графиках, чтобы в итоге вся эта кухня была загружена в сетевую модель-схему. Таков был ручной режим управления ходом строительства — через великий труд и напряжение людей. Компьютерный расчет еще не присутствовал, про цифровые технологии рассказывали разве что фантасты, хотя первые ЭВМ — образцы электронно-вычислительной техники — бухгалтерам уже помогали.

Пришли иные времена, иные нравы, иные требования, в том числе к безопасности. На порядок возросла сложность энергоблоков. Десятки и сотни тысяч единиц оборудования вплетены в сложнейшие системы — технологические, энергетические, электрические, пожарные, охранные и т.п. Понятно, что учет и контроль на всех этапах сооружения блоков тоже взлетел на невиданную высоту.

Теперь расчеты ведут компьютеры, способные почти мгновенно обработать массивы информации. Это облегчило надзор за исполнением проекта и производством работ — фактор серьезный, но не решающий. И сегодня в эпоху «цифры» кадры по-прежнему решают все. Требуются личности. Это значит, профессионализм и ответственность контингента работников — главная гарантия надежности и безопасности новых ядерных гигантов.

В этом контексте Наумов со своей командой, будто на пьедестале — обеспечивает подразделения и руководство современным аналитическим инструментарием, что позволяет значительно повысить прозрачность и эффективность всего созидательного процесса. Благодаря именно их труду каждый этап возведения блока, каждый винтик сложнейших систем видны, как на ладони.

Современный подход

Знающие руководители мне говорили о насущной необходимости постоянного совершенствования координационного процесса — во имя качества. Отдел Наумова этим и занят — на острие технического прогресса, на переднем рубеже строительного фронта. Коллектив небольшой, всего восемь человек. Не только инженеры, есть специалисты разных профилей. Штатный юрист отвечает за договорную систему. Финансист отслеживает уровень инвестирования и движение капиталов, экономист — сметную составляющую. Есть специалист-технолог — контролирует технологическую дисциплину. Имеется даже свой компьютерный гений — обеспечивает программирование работ с учетом лучших «цифровых» новаций. Важно подчеркнуть: на основе результатов работы отдела создаются сводные материалы объемного характера, используемые руководством, как для решения стратегических вопросов строительства, так и развития атомной энергетики в целом.

Получается, отдел Наумова — нечто вроде мозгового центра при штабе стройки — особое подразделение в линии атаки.

— Один строительный начальник однажды назвал меня «буревестником», — Наумов, как обычно, говорит с улыбкой. — Да, такое бывало не раз: бурю на совещаниях вызывали представленные мной справки и докладные. Под огонь критики попадали, естественно, отстающие и бракоделы. Но ведь сами виноваты! Если перефразировать классика: работать надо так. чтобы не было мучительно больно за растраченные средства и порушенные сроки. Конечно, на меня порой обижаются. Но свои принципы не меняю — обязан выявлять все ошибки и недоработки. Иначе нельзя. Считаю так: на объектах ядерной энергетики должны действовать правила отлитые, можно сказать, из стали. Для надежной работы необходим особый нормативный сплав. Мне повезло — тоже участвую в выплавке таких правил.

Штабист

Работать его учили родители — Владимир Александрович и Ирина Андреевна. Без громких слов и нравоучений, без напряга — спокойно, душевно учили ответственности за порученное дело. За учебу, за чтение хорошей литературы, за уборку в доме и всякую помощь семье. Отец трудился на действующих блоках ЛАЭС, в электроцехе. К сожалению, рано ушел из жизни. От него Андрею передалось почитание атомного дела. Профориентации помогло даже место жительства. Из окна их квартиры ясно просматривалось здание института ядерной энергетики, филиала питерского Политехнического университета имени Петра Великого («Еперинский институт» — так тепло сосновоборцы называют этот вуз, созданный бывшим директором ЛАЭС, знатным атомщиком А.П. Епериным).

Словом, после окончания школы Андрей долго не раздумал — сдал вступительные экзамены в вуз буквально в своем дворе. Выбрал мудреную специализацию «инженера-физика по информационно-измерительным системам ядерных установок». И как в воду глядел — в будущем такой выбор ему весьма пригодился. Правда, на новых блоках дипломный профиль пришлось значительно расширить. Но это уже в будущем. А тогда…

Его трудовая стезя начиналась на действующих блоках ЛАЭС, в цехе наладки и испытания оборудования. Спокойный, размеренный трудовой график. Инициатива не требуется, даже вредна. То есть выполняй комплект инструкций и регламентов, будешь лучшим. Такая работа не вдохновляла, оценивал ее с юношеским максимализмом — скучна! Хотелось новизны, напора, творческого поисканормальные желания начинающего работника. Отработал год и уволился: решил искать интересное место для приложения сил.

Такое место почти сразу ему нашел военкомат. Призвали в армию на два года. Служил в звании офицера — штабист, отвечал за политическую подготовку бойцов, работал и в святая святых — в разведке.

Армейская жизнь помогла понять основное. Неважно, в каком звании ты служишь, на какой должности состоишь, твоя главная обязанность — выполнять свой долг и работать так, чтобы никто не укорил за содеянное, не указал на твои ошибки, безответственность, черствость.

Смысл жизни, этот горячий поток желаний и возможностей полной мерой он ощутил, когда после армии пришел на ЛАЭС-2. Предложили необычное место работы и серьезную должность — ведущий инженер в управлении капитального строительства. Согласился сразу. Зарплата была хорошая, для начинающего даже высока. Но главное, в деле были новизна, интерес, беспокойный поиск, от которого не отвертеться.

Он сам творил свои рабочие будни, сам строил отношения с людьми и держал ответы за результаты своего труда. Самостоятельность — это стимул в жизни для людей ищущих, беспокойных.

Просто монолог

— Когда впервые пришел на энергоблок, — рассказывает о тех днях Наумов, — строители только еще укладывали бетон на нулевой отметке. В УКСе мне тоже пришлось начинать с нуля — изучать незнакомое дело, набираться опыта, формировать свой отдел управления проектом. Поначалу был простой набор работ — земляные операции, бетон, арматура, закладные детали — считанные показатели, обычный учет, краткие графики. Но блок рос, наполнялся оборудованием, лавиной нарастал и объем информации. Приходило пополнение — новички. (Кстати, половина сотрудников отдела — женщины, это самые надежные кадры). Работников нашего профиля вузы не готовят. Выпускают инженеров общего «электронного» направления, диплом, как таковой, качество подготовки не гарантирует. Чтобы стать профессионалом, нужна внутренняя тяга к порученному делу. Я старался передать новичкам то, чем сам владел, к чему прикипел сердцем. Но, в основном, мы росли вместе, командой вырабатывали методы и принципы работы.

В чем были трудности? Часто менялись генподрядчики. В мою бытность — трижды. А это коренная ломка базы данных, взаимоотношений, наработанных приемов. Добавим к тому сам пилотный характер проекта первого блока, потому проблем хватало. Естественно, для их преодоления, нужны были новые подходы. Искали, изучали чужой опыт, мозговым штурмом вырабатывали свои предложения, в итоге — создавали нечто новое, более рациональное. В принципе, диалектика нашего дела проста и конкретна: пахать, пахать и еще раз пахать.

Жизненно важное

Рабочий график управленца Наумова можно определить одним эпитетом — не позавидуешь. Трудовые будни — от восьми до восьми на площадке ЛАЭС-2. Воскресенье у него тоже боевое — обязан присутствовать на заседании штаба по сооружению у генподрядчика. Для отдыха, с божьей помощью, дана только суббота. Впрочем, суббота состоится, если не позвонят, не выдернут, не призовут на помощь… И вот тут высвечивается, я бы сказал, определяющая черта личности Андрея Владимировича Наумова, кстати, главы дружного молодого семейства. На вечный зов производства он обязательно откликается. Не может не откликаться — хоть тресни! И тогда Наумов садится в машину и летит — выяснять, решать проблемы, исправлять или разруливать…

А что домашние? Любимая жена Кристина, два любимых малыша — София и Дима — уже привыкли к таким душевно-служебным порывам мужа и отца. Терпят, ничего не поделать. Эта привычка вполне объяснима. Она характеризуется коротким словом «любовь». Исчерпывающее слово. Другого определения не подобрать…

Большой человек

Журналисты для своих материалов всегда ищут лучших. Для очерков ищут замечательных, «звездных» героев, для спортивных репортажей обязательно чемпионов с рекордными достижениями.

Но цивилизация и, в частности, производственная сфера, живут и развиваются не только благодаря супер-героям и супер-победам. Общество в массе своей состоит из простых смертных — «винтиков» цивилизации, людей-тружеников. И дело не в том, каких рекордов достиг тот или иной индивидуум, штурмуя личные высоты на дороге жизни. Важны плоды усилий и мера участия в коллективной созидательной деятельности. Труд на общее благо — вот главный критерий оценки личности каждого, показатель его человеческой значимости.

«Каждый должен быть величественен в своем деле», говорил испанский писатель и философ Бальтасар Грасиан. Это сказано о людях труда, кто живет ради служения избранному делу. Не суть важно — кто и какому делу себя посвятил, выбор у каждого свой. Но важен смысл, наполнение, отношение.

Это сказано и о Наумове. Без пафоса — смысл его жизни в служении атомному производству, еще конкретнее говоря — строительству ядерных мощностей. Великий выбор, серьезнейшее дело!

…На фоне грандиозной стройки, в огромном трудовом коллективе он практически незаметен. Это на беглый взгляд.

Но стоит присмотреться и задуматься, как прояснится иное. В гигантской общей работе он — абсолютно незаменим.

Олег ТАРАСОВ

Фото автора

Теги: , , , , .

Понедельник, 16 апреля, 2018