ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

Наш край

Ропша: что дальше?

neva-room.ru

Ропшинский дворец – одна из главных достопримечательностей Ленинградской области.  Даже в том виде, как сейчас, дворец производит сильное впечатление. Обрушение колонн в прошлом году всколыхнуло не только градозащитное сообщество, но заставило шевелиться тех, от кого прямо зависит сохранение и реставрация исторических памятников. До этого была длинная эпопея с передачей памятника в оперативное управление Музею-заповеднику «Петергоф»,  многочисленные бюрократические процедуры, без которых сейчас не обходится даже самое простое и очевидное действие. Формально передача состоялась в 2012 году, фактически «Петергоф» получил возможность заняться легендарным дворцом только после того, как прогремел гром, обрушивший колонны.

Наконец, все как-то образовалось, парк обнесли забором, начали расчистку дворца, так что теперь он стоит без колонн. Во дворце побывали члены Общественной палаты, которые отметили, что сотрудники Музея-заповедника уже сделали немало.

Однако даже малообразованному человеку понятно, что для любых работ нужны деньги. И немалые. Бесплатно можно только субботник провести – в Ропше, кстати, это бывало не раз. И еще понятно, что даже столь солидная организация, как Музей-заповедник «Петергоф», вряд ли сможет выделить такие суммы из собственных средств. Как говорила на одной из встреч с журналистами директор Музея-заповедника Елена Кальницкая, было обращение в Министерство культуры, которое обещало выделить деньги хотя бы на консервацию. За последние полтора года «Петергоф» вложил в реставрацию Ропшинского дворца  чуть больше шестнадцати миллионов.  Это те деньги, которые зарабатывают другие музеи. Понятно, что «парк с фонтанами» без посетителей не оставался даже в самые тяжелые годы, поток гостей не уменьшается, но ведь и этот парк с его уникальными дворцами и каскадами нуждается в постоянном присмотре, а значит, и во вложениях. Да и другие парки тоже – к примеру, продолжается реставрация в «Александрии».  Словом, найти столько денег, чтобы хватило на реставрацию дворца в Ропше, без помощи извне музей-заповедник вряд ли сможет.  А поскольку у памятника есть статус федерального, муниципалитет и регион мало чем могут помочь. По Бюджетному кодексу местные и региональные власти даже мусор с территории вывезти не могут, потому что финансировать могут только то, что им принадлежит. И даже небольшой воинский мемориал, еще пару лет назад находившийся в удручающем состоянии, сотрудники музея-заповедника привели в порядок собственными силами. В годы войны за Ропшу шли тяжелые бои – напомню, что именно здесь соединились войска Ленинградского и Волховского фронтов, положившее конец блокаде. И после войны в музее стояла воинская часть, а после того, как военные ушли, дворец остался бесхозным, разрушался и даже пережил несколько пожаров. При этом – памятник федеральный, а значит, должно быть финансирование из федерального бюджета, и вроде бы год назад такая информация действительно прошла.

Так что же сделал Музей-заповедник на те средства, которые смог найти у себя? Провели обследование. Получили удручающие результаты. Выяснилось, что конструкции, конечно, частично сохранились, но состояние – не просто аварийное, это почти руины. Удалось защитить территорию и здания от «человеческого фактора» — «экстремальный туризм» в наше время стал чрезвычайно популярным занятием. К сожалению, те, кто ездит по разрушающимся усадьбам и крепостям, не только ходят рядом и фотографируют. Своими глазами видела, как проникают люди в закрытую ныне Копорскую крепость – находят небольшую дырку в стене,  расширяют ее и пробираются внутрь. И это там, где стены осыпаются от малейшего прикосновения. В Ропшинском дворце до того, как его огородили, было примерно так же. Плюс к тому – местные жители, устраивавшие в том, что осталось от когда-то роскошных комнат, посиделки вокруг костра. По крайней мере, сейчас это прекратилось. Но и только.

Еще два года назад была направлена заявка на федеральное финансирование.  Музей-заповедник запросил 25 миллионов на противоаварийные работы. Подчеркиваю – два года назад, то есть до обрушения колонн. И что? А ничего. Как ушла заявка в Министерство культуры – так и осталась там лежать под сукном у какого-нибудь чиновника. Денег Ропшинский дворец не получил, что и привело к печальному результату.  О такой возможности те, кто наблюдает за дворцом не первый год, говорили еще раньше. Можно сколько угодно твердить, что «наколдовал шаман проклятый», но ведь понятно, что если за зданием не ухаживать, в один совсем не прекрасный момент оно рухнет. Кстати, даже в нашем регионе это был не первый случай со старыми усадьбами – за пару лет до обрушения портика в Ропше рухнула стена усадьбы Альбрехтов в Котлах, и то, что осталось от крыши, держится теперь даже не на честном слове, а, как говорится, на соплях, угрожая каждому, кто проходит мимо. А ведь это тоже памятник федерального значения. К отсутствию содержания прибавьте еще наши погодные условия, когда за окном то дождь, то снег. Снега портик и не выдержал, да еще и «тихого балтийского бриза».

После обрушения портика Министерство культуры все-таки выделило восемь миллионов – каплю в море, если посчитать, сколько денег нужно. Какие-никакие противоаварийные работы были сделаны. На эти очень небольшие деньги удалось поставить леса, снять с фасада то, что уже никакому восстановлению не подлежит,  законсервировать то, что осталось от колонн. Вполне возможно, что эти части можно будет использовать для реставрации. Короче, музейщики постарались по максимуму сохранить то, что можно.

Но пока это и все. Федеральное финансирование отсутствует, из своих средств музей может выделить деньги на текущие работы по благоустройству и содержанию территории. Ни на что другое денег не хватит. Ибо по сравнению с пятью миллиардами, которые требуются на то, чтобы привести дворец в порядок и начать как-то его использовать, шестнадцать миллионов собственных средств – практически ничто.

Не пошевелились федералы и по поводу концепции, которая давным-давно есть. Во дворце много чего можно устроить, и музей-заповедник предложил сделать там школу реставраторов. Концепцию разработали, послали в Минкульт, однако ответа как не было – так и нет, и музей самостоятельно ищет тех, кто бы помог школу организовать. Да и не только школу, в усадьбе помещений много, хватит и на классы, и на музейные залы. Весь вопрос в том, что это будет за музей.

Об одном из вариантов говорила недавно Е.И. Жерихина, известный историк культуры. Она предложила создать в Ропше музей императорского быта. Дело-то в том, что Ропша когда-то была едва ли не самым посещаемым дворцом в пригородах Петербурга. Нет, с этим дворцом связаны не только мрачные страницы российской истории, хотя убийство Петра Третьего произошло именно здесь. Для тех, кто бывал во дворце непосредственно перед революцией, это было местом счастья – молодые великие князья и их юные жены проводили здесь медовый месяц. Приезжал последний русский император и его многочисленные родственники. Жили они самой обычной жизнью – ели, спали, устраивали балы, умывались, рисовали, влюблялись, отдыхали между военными походами и маневрами. И экспозиция могла бы рассказать о том, в каких условиях они жили, благо описаний дворца, фотографий и предметов интерьера осталось не так уж мало.Можно было бы организовать и музей самой Ропши – советское время не менее интересно, чем царское.

Но для этого нужно одно условие – всего-навсего восстановить дворец и другие здания. А вот с этим пока дело обстоит очень плохо. И не только в Ропше. Несколько лет назад прошел слух о том, что усадьбы Ленинградской области начнут восстанавливать, в том числе на условиях государственно-частного партнерства. Но видимых результатов пока что нет. Причин тому много, и одна из основных та, что вложения требуются немеряные, а вот что касается условий использования исторических памятников, то они чрезвычайно ограничены. Хотя есть и положительные примеры, когда инвесторам удается и памятник сохранить, и сделать на его территории что-то важное и интересное. Но сейчас те, кто собирается реставрировать дворец в Ропше, нуждаются в федеральной помощи, которой пока что нет и не предвидится.

Ирина Полякова

Теги: , .

Четверг, 25 февраля, 2016