ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

Телемедицина для терапевта, как полет на луну

доктор

Оптимизация здравоохранения в России («утруска-усушка» медицинских учреждений и кадров) не принесла ожидаемого результата. Ее сторонники вынуждены признать, что ресурсы, полученные за счет реформирования, ожидаемого экономического эффекта не принесли. К тому же,особенно в глубинке, катастрофически не хватает врачей, поэтому «наверху» энергично заговорили о телемедицине. Насколько она эффективна – вопрос.

Наш коррреспондент побеседовал о состоянии «нестоличной» медицины с врачом, около 40 лет проработавшимучастковым трапевтом в сосновоборской поликлинике.

Парадоксы виртуального лечения

Анатолий Соломаха – сопредседатель ОНФ Ленобласти, руководитель инициативной группы «Национальная Медицинская Палата Л.М. Рошаля» считает телемедицину работоспособной схемой. Но, по его мнению, для медика «на потоке» этот метод вряд ли подходит при космических перегрузках и возрастном составе медиков. Поэтому трудно всерьез воспринимать разговоры о скором ее внедрении в наше здравооханение.

– Думаю, что телемедицина – то есть, методы виртуального лечения, не требующего номерков, но сохраняющего очередность, вполне работоспособная схема, – считает он. – Коммерческие клиники на этом строят многие проекты. Нам же, медикам «на потоке», пока не до того – мы слишком заняты рутинной работой, обязательным заполнением целой горы карточек и рецептов. К тому же, если посмотрим на возрастной состав врачей, обнаружим, что большинство – пенсионеры, причем многие опасаются интернета. А молодежь , хоть и не в нас, «зараженных» советской привычкой тянуть лямку, пока не упадем, трезво оценивают нагрузки – вряд ли согласились бы на чрезмерные. Поэтому не думаю, что сегодня можно всерьез воспринимать разговоры о скором внедрении телемедицины в отечественную систему здравооханения.

– К слову, о нагрузках – насколько они велики?

– Недавно специалисты независимого фонда «Здоровье» привели такие данные: дефицит терапевтов, работающих в первичном звене здравоохранения, в среднем, по регионам составил 27%, педиатров – 18%, а врачей общей практики – 23%.

– Подтверждается ли эта тенденция в там, где Вы работаете?

– По стране в целом, я слышал, к концу прошлого года в России насчитывалось 47,8 тысяч ставок участковых терапевтов, на которых работало только 34,9 тысяч специалистов. Так что кадровый дефицит среди врачей этого профиля составил более четверти (27%) от необходимого числа. У нас не настолько острая ситуация, но все-таки дефицит ощущается. Из 1421,25 должностей по итогам пошлого года было занято – 1055, укомплектованность составляла 74,2 %. Причем больше трети работающего медперсонала – пенсионеры (39 %). Среди врачей процент пенсионеров еще выше — 40,3 %.Обеспеченность врачами в Сосновом Бору составила в 2016 году 35,5 в расчете на 10 тысяч населения, обеспеченность средним медицинским персоналом — 77,7.

– Насколько велика нагрузка участкового терапевта?

–  Как говорится, «дальше фронта не пошлют, меньше взвода не дадут…» При норме 1200 – максимум, 1800 пациентов – на терапевта приходится 3500 – 3700 больных.

– На семью у доктора, видимо, остается немного времени…

– Тут я Вас должен разочаровать: моя жена Надежда Никитична – тоже участковый терапевт, и в плане занятости мы – квиты. Вместе заканчивали в свое время медицинский институт, и много лет работаем в одной поликлинике, но на разных участках. Она принимает больных утром, а я – вечером, и наоборот. Наблюдая за нашей суетной жизнью, друзья – педагоги, признаются, что наши рюкзаки «тяжелей».

– Что Вы думаете о системе льготного лекарственного обеспечения?

–  Проблема очевидна, а рецепт прост: скорейшего пересмотра требует нормативно-правовая база, регулирующая систему лекарственного обеспечения. Здание, в основание которого был заложен некачественный кирпич, ремонтируй – не ремонтируй, а устойчивым не будет. Этот краеугольный камень – пресловутая монетизация льгот. Если нам удастся как-то ее исправить, нормализуется вся система льготного лекарственного обеспечения.

– Как именно следует исправлять?

–Многие предпочитают выбрать «синицу в руках» – небольшую, но постоянную денежную компенсацию. Верно расставить приоритеты, рассчитывая нуждаемость населения в тех или иных препаратах сложно, потому что кто-товнезапно заболевает и снова вспоминает о «синице».К тому же в списке льготных лекарств присутствуют необязательные, прикладные «комфорт-препараты», а должны быть – только жизненно необходимые. На мой взгляд, требует пересмотра сама система предоставления льгот с ориентиром не на инвалидность, а на тяжелые, системные заболевания, действительно требующие постоянной и системной фармокологической нагрузки.

– Перемены такого рода – серьезное дело…

– Кто сказал, что будет легко? Нужна политическая воля и системные решения. Например, сегодня звучит предложение, по зарубежному образцу, в 2018году внедрить систему продовольственной помощи для россиян, живущих за чертой бедности. Они получат карты, на которые будут регулярно поступать государственные средства. Получатели смогут потратить эти деньги на товары отечественного производства.Почему бы аналогичным путем не пойти в лекарственном обеспечении?

– Пациенты, которые к Вам приходили пять и десять лет назад, отличаются от тех, что приходят сегодня?

– Ничего особенно нового. Женщины традиционно более трепетно оносятся к своему здоровью, чем мужчины. Люди среднего возраста и пожилые часто слищком впечатлительны и верят в рекламу. Правда, нынче технологии стали более современными – айфоны, планшеты, компьютеры.Но при любых гаджетах людям по-прежнему хочется верить в одну чудодейственную таблетку. Относиться к недугам со всей ответственностю – куда сложнее.

– Что считатете самым важным при общении с пациентом?

– Понимание. Я ведь часто, по сути, рольбатюшки-священника выполняю. Войдет иной раз в кабинет старенькая бабуля со стонами: ой, помираю. Что тут скажешь? Ну-ка, бабуля, прежде чем помирать, посмотрим, что на руке написано. Так и есть: помрете вы через пятнадцать лет, и то, если встретитесь с черной кошкой. На днях эсэмэску прислала одна моя пациентка, которая как-то пришла ко мне, и сказала, что у нее никогда не будет детей. Я ей пообещал двух детей, сказал, чтобы дочь назвала Анатолией. Она удивилась: «Разве девочек так называют?» Объяснил: отличное греческое имя, означает восход солнца (у меня в Греции живет и работает дочь-филолог). Анатолией дочка не стала – муж воспротивился, и назвали ребенка Полиной. А сейчас у них появилась вторая дочь, и мама меня благодарила, хотя ничего сверхъестественного в таком предсказании нет – просто крайне важно, какой настрой доктор даст пациенту. В данном случае я ей просто сказал правду: «Дети рождаются от любви и по желанию». Так и вышло. Часто с порога видишь, насколько серьезно человек болен. Моего прадеда в тридцать седьмом году судили за ведунство и знахарство, а в самом деле, уверен, он просто был талантливым врачевателем.

– Как вышло, что Вас включили в Национальную медицинскую палату Леонида Рошаля?

– Рошаль поддержал мою идею создать профессиональный союз врачей, который в корне отличается от профсоюза в старом, традиционном понимании. Он приезжал к нам в Сосновый Бор. Мне очень близка его позиция: профессионализм не должен убивать душу врача, а врач сначала слушает, а потом говорит.

Евгения Дылева

Теги: , .

Вторник, 18 июля, 2017