ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

Важней всего — погода в доме

Машинист холодильных установок Антон Иванович Софронов

Крупные производства для современного человека настолько привычны, что он воспринимает их как данность и даже не задумывается, что на каждом предприятии — сотни, если не тысячи, всевозможных приборов и устройств. И надо, чтобы все это стабильно работало, еще и в разных условиях: где-то нужна высокая температура или, наоборот, низкая, где-то предъявляются строгие требования к содержанию газов в воздухе, а какие-то устройства не любят лишней влаги… При этом везде работают люди, и у них должны быть оптимальные условия труда.

Если же речь идет об атомной станции, то тут есть и свои специфические требования к качеству воздуха. Словом, подходящая для людей и техники погода на ЛАЭС‑2 — дело просто необходимое. А обеспечивают ее сотрудники цеха вентиляции. Туда мы сейчас и направимся.

Кто делает погоду?

Вообще-то представление о том, что цех вентиляции являет собой какое-то одно помещение, в котором стоят вентиляторы, в корне неверно. Оборудование, которое обслуживают его сотрудники, находится везде — в каждом цехе свой микроклимат, который целиком и полностью зависит от технологических задач.

А кто может лучше всех рассказать о том, чем именно занимается коллектив цеха, как не начальник? Именно к нему мы и направляемся. В. Ю. Семенов — в атомной энергетике отнюдь не новичок. В 1989 окончил с отличием Ростовский инженерно-строительный институт по специальности «Теплоснабжение и вентиляция». Работал на нескольких крупных предприятиях — сначала на химкомбинате, потом перешел на атомную станцию. 18 лет занимался системами вентиляции на Балаковской станции. В Сосновый Бор переехал четыре года назад. Сначала работал заместителем начальника цеха по эксплуатации, а возглавил цех вентиляции два года назад.

— В нашем цехе по штатному расписанию первого блока должны работать 35 человек, — рассказывает Валерий Юрьевич. — Сейчас работает 29 человек. При этом в связи с началом сооружения второго блока у нас открыт прием еще на 13 штатных единиц. Таким образом, общая численность персонала цеха на первой очереди ЛАЭС‑2 будет составлять 48 человек. Коллектив разновозрастной, самому молодому 22 года, самому опытному — 67, но из тех 29 сотрудников, которые сейчас работают, 16 — люди от 30 до 40 лет. Это самый замечательный возраст, когда есть уже и определенный опыт, жизненный и профессиональный, есть знания, и есть энергия и желание делать что-то новое. 19 человек из 29 — это оперативный персонал, который эксплуатирует и обслуживает оборудование. 10 человек, включая начальника и заместителей, — это те, кто обеспечивает работу оперативного персонала. Они решают множество вопросов, связанных с документацией, обеспечением материальными ресурсами и так далее. Коллектив в основном мужской, у нас работает всего одна женщина.

— Как можно сформулировать, чем занимается ваш цех?

— Основные задачи нашего цеха — создание необходимых параметров, в первую очередь температурных, для оборудования, поддержание оптимального климата в помещениях, где непосредственно находится персонал. А еще — обеспечение радиационной безопасности энергоблока и всех, кто здесь трудится. Это главные цели. В разных помещениях запроектированы, смонтированы и налажены различные системы вентиляции, и все они в нашем ведении. На ЛАЭС‑2 нет ни одного объекта, на котором не было бы систем вентиляции. Хозяйство у нас очень большое. И по сегодняшний день мы с поставленными задачами справляемся.

Самый светлый кабинет

По мнению работников цеха, даже единственная женщина в коллективе способна создать теплую и радостную обстановку, особенно если она — человек с активной жизненной позицией и хороший организатор. Инженера третьей категории Н. В. Жемжурову знают многие сосновоборцы — видели ее и в команде КВН, и на творческих фестивалях «Диснай». И она постоянно работает с молодежной организацией атомной станции. К слову, интересы сотрудников цеха вовсе не ограничиваются работой. Есть и спортсмены, и музыканты, и туристы. Но все же именно на предприятии люди проводят большую часть времени, и микроклимат в собственном цехе может повлиять и на общий результат.

Наталья Владимировна родом с Южного Урала. В Ленинград приехала в 1985 году — поступать в Ленинградский технологический институт холодильной промышленности. Выбрала факультет криогенной техники и кондиционирования воздуха. На пятом курсе встретила своего будущего мужа. Молодые люди поженились и уехали по распределению в маленький городок. Наталье всегда хотелось работать на крупном предприятии, и в 2007 году мечта сбылась — она устроилась работать на Ленинградскую атомную станцию.

— Нам еще в школе говорили, что криогенная техника — это профессия будущего, — вспоминает Наталья Владимировна. — Это космос, это медицина, это многие другие отрасли, где применяются передовые технологии. Поэтому мне было очень интересно поступить на этот факультет и учиться по инженерной специальности. Когда в 2007 году я пришла устраиваться на станцию и здесь узнали, что я окончила вуз по этой специальности, меня сразу взяли в цех обеспечивающих систем. Позже я перешла в цех вентиляции. Здесь моя работа связана с документацией, ее ведением, пересмотром, и еще — заявочные кампании. То есть я завожу заявки на закупки оборудования, которое необходимо нашему цеху, отслеживаю заявки, пишу технические задания. Работа ответственная в том смысле, что заказывать надо именно те детали, которые нужны, если доставят что-то не то — это может принести вред производству.

Наталья Владимировна считает, что ей повезло — и с коллективом, где работают компетентные и отзывчивые люди, и с молодежной организацией, и с командой КВН — когда-то играла в «Трогательных людях», сейчас — своего рода капитан болельщиков команды «Щечки Гейгера». Словом, удалось ей реализовать и инженерные, и творческие возможности, а это помогает и остальным — ведь любая работа спорится, если каждый знает свои обязанности и в то же время обстановка в коллективе — спокойная и непринужденная.

Станция дышит

На заре развития промышленности об условиях труда никто не думал — как, впрочем, и о том, что неподходящие условия способны раньше времени вывести из строя даже самое лучшее оборудование. Людям потребовалось несколько столетий, чтобы понять, что работа должна приносить радость, а это возможно лишь в комфортных и безопасных условиях. Тогда и оборудование покажет все, на что оно способно.

Мы идем по зданию с заместителем начальника цеха вентиляции А. А. Смирновым. Человеку со стороны найти дорогу в этих лабиринтах сложно, но работники цеха великолепно здесь ориентируются.

В Сосновом Бору Андрей Александрович с 2001 года. Родом из подмосковного Дмитрова, много лет работал в Северодвинске — занимался строительством подводных лодок. Позднее работал над сооружением экспериментальных реакторов, потом ему предложили перейти на строящуюся станцию — в отдел технического надзора, куда он попал одним из первых. Курировал строительно-монтажные работы на ядерном острове. Потом перешел в отдел комплектации оборудования. Работа была связана с приемкой оборудования — корпус реактора, парогенератор, баковое оборудование, насосы. А когда специалист такого профиля потребовался цеху вентиляции, он перешел туда.

— Системы газообмена атомной станции можно сравнить с системами человеческого организма, — рассказывает Андрей Александрович. — Если говорить образно, то наши системы — это легкие станции, гортань, бронхи, — словом, все органы дыхания. Через «рот» — воздухозаборные отверстия — воздух проходит в легкие, попадая в «бронхи»- приточную камеру, а в конце концов — в «альвеолы», откуда методом диффузии попадает в соответствующие «сосуды» — приточные воздуховоды, далее ко всем наиболее важным органам — помещениям технологического оборудования. Из «организма» аналогичным путем выводится углекислый газ. Основные системы — приточно-вытяжные, рециркуляционные и системы фильтровальных установок. Например, система машинного зала относится к системам приточно-вытяжной вентиляции. Перед нами находится кондиционер, который осуществляет забор воздуха с улицы, подмешивание воздуха помещения и создание оптимальных климатических условий для оборудования и персонала. Когда мы входим через ворота в это здание, на нас обрушивается поток воздуха. Это тепловые завесы, которые могут быть как с подогревом, так и такие, которые просто отсекают холодный воздух. На лестничных клетках созданы системы подпора, которые обеспечивают противопожарный режим. В зданиях установлены системы вытяжной вентиляциии — они обеспечивают вытяжку. Ситуация интересна тем, что первый блок у нас начинает эксплуатироваться, одновременно строится второй. Поэтому мы одновременно и эксплуатируем то, что уже действует, и контролируем строительство. Основная задача инженеров моей группы — контроль проектной документации, сравнение ее с нормативами, принятыми для атомной энергетики, федеральными нормами и правилами. Мы также курируем строительно-монтажные работы, ведем входной контроль оборудования. Работа интересная, иду на станцию с удовольствием — как, впрочем, и все наши сотрудники. Скучно здесь не бывает. Нужен нетривиальный подход, который позволит включать в эксплуатацию новые системы и одновременно эксплуатировать уже готовые.

Куда поступают сигналы?

Когда видишь, что оборудования много и что все оно должно работать, как часы, невольно задаешь себе вопрос — а как за всем этим великолепием может уследить пусть даже очень квалифицированный, но все-таки не особенно многочисленный персонал? Это становится возможным, если использовать современные методы коммуникации. Все данные выводятся на единый пульт, и тот, кто за этим пультом находится, сразу видит, где надо поменять параметры, а где что-то разладилось в работе. В помещении блочного пункта управления — тишина, много компьютеров, за ними сидят люди. Каждый отвечает за какую-то определенную систему. О том, что здесь происходит, рассказывает начальник смены ЦВт ЛАЭС‑2 О. В. Назаров. Олег Васильевич в Сосновом Бору живет с 1967 года. В 1985 окончил Ленинградский технологический институт холодильной промышленности. На атомную станцию пришел в 2000 году — сначала работал на первой станции, тоже занимался вентиляцией и кондиционированием воздуха. Было это в реакторном цехе — в то время там отдельного цеха вентиляции не было. На новую станцию перешел в 2010 — тогда здесь все только начинало строиться. Так что здешние вентиляционные системы изучил, что называется, с нуля — поначалу курировал строительно-монтажные работы и занимался приемкой оборудования. Говорит, что работать ему интересно — а особенно потому, что постоянно приходится решать какие-то новые задачи, и очень ярко виден технический прогресс. Многое изменилось даже по сравнению с первой станцией.

— Если вы посмотрите на мониторы, вы увидите, что все системы энергоблока здесь обозначены символами, — Олег Васильевич показывает рабочее место начальника смены ЦВт. — Отсюда мы можем управлять всеми системами — практически не сходя с места. Безусловно, проводится контроль по месту. Если вы подойдете поближе, то увидите, что у нас есть обзорные кадры, которыми можно воспользоваться и найти любую вентиляционную систему на одном из трех видеокадров, которые применяются для ускорения процесса. Отсюда мы производим остановку и пуск оборудования, контроль за параметрами помещения — температурой, влажностью и всеми остальными. Что касается остановки оборудования, то у нас есть плановые переходы, которые мы выполняем по определенному графику. Бывают и случаи, когда нужен какой-то ремонт.

А что на местах?

Пульт управления, на котором видно все, — штука, безусловно, великолепная. Но без выхода на место все равно не обойтись. И о том, как все происходит там, где располагаются сами устройства, нам рассказывает машинист холодильных установок А. И. Софронов. Он сосновоборец, окончил экономический университет, но в какой-то момент решил поменять профессию — получил второе высшее образование, на сей раз — в политехническом университете. Работал на монтаже турбины этого же энергоблока. Теперь вот занимается вентиляционными системами. Больше менять профессию не хочет — на станции понравилось, на работу идет с удовольствием.

— В мои обязанности входит осмотр оборудования, контроль за температурными параметрами и работоспособностью оборудования, — рассказывает Антон Иванович. — Мы обходим все здания станции, следим за температурой, качеством воздухообмена — ну и просто осматриваем все помещения на предмет чистоты и порядка.

В помещении, где мы разговариваем, довольно прохладно. А там, где мы были до этого, довольно тепло. Почему?

— Вообще задача кондиционера — поддерживать определенную температуру, — продолжает Антон Иванович. — Определенные условия задаются проектом изначально. Конечно, мы не можем учитывать личные пожелания каждого работника — кому-то вот в этом помещении хорошо, кому-то кажется, что холодновато. Температурные параметры определяются технологическим процессом, и кондиционер устанавливает их автоматически. Наша задача — обеспечивать, чтобы он стабильно работал в проектном режиме. Вот сейчас мы находимся в помещении кондиционера, который обеспечивает качество воздуха блочного пункта управления. Воздух должен иметь определенный состав и определенную чистоту. Работает система так. Воздух забирается с улицы, в зависимости от времени года подогревается или охлаждается за счет холодильной машины, очищается и подается на блочный пункт управления. Для чего это все нужно? Вот, к примеру, люди могут нормально работать при определенных параметрах. Если в помещении слишком жарко или слишком холодно, вы уже чувствуете себя некомфортно, снижается работоспособность, возникают другие неприятности. Точно так же и с оборудованием. На пункте стоит дорогостоящее оборудование, которое обеспечивает безопасность станции, для его стабильной работы тоже требуются определенные условия. Для этого и нужен наш кондиционер.

А если случится гипотетическая авария и будут радиоактивные выбросы? Не попадут ли опасные вещества в помещения станции? Антон уверен, что нет — система очистки очень надежна, устроена она так, что радиоактивные вещества просто не могут попасть в помещения, где работает персонал, и тем более выйти за пределы станции.

Сейчас уже ни у кого нет сомнений, что атомная энергетика важна и нужна. Все вопросы, которые по этому поводу задаются, касаются безопасности работы АЭС. Системы газообмена новой станции как раз и рассчитаны, чтобы обеспечить безопасность персонала и тех, кто живет в городе, даже в случае серьезной аварии. Воздух должен быть чистым и внутри, и снаружи. И обеспечивают это те самые 29 человек, которые сейчас работают в цехе вентиляции.

Ирина ПОЛЯКОВА

Теги: , , , .

Пятница, 8 февраля, 2019