ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания
ТеРа Студия - Сосновоборская Теле Радио Компания

Сосновый Бор

  • Телеканал Тера студия
  • Интернет-телеканал Тера IP
  • Газета Тера-пресс
  • Радиоканал Тера

Наш край

Вперед, в палеозой!

100_7238

Летом Ленинградская область становится местом самого настоящего паломничества палеонтологов и коллекционеров окаменелостей. Слои ордовикского периода выходят на поверхность во многих местах, а соответственно, есть шанс найти и трилобита, и эндоцерасов — древних головоногих, — и раковины, а уж о такой мелочи, как цистоидеи, они же морские ежи, даже говорить не приходится. Там, где поблизости есть известковые карьеры или обнажения в каньонах, местная ребятня постоянно ищет эти каменные шарики, и находятся те, кто скупает их по дешевке.

Самое популярное место – Путиловский карьер, оно же и самое посещаемое, каньоны рек Лава и Назия. Ехать туда от Соснового Бора не особенно удобно, все-таки достаточно далеко. Но есть интересные места и гораздо ближе – например, берег Копорки, каньон Лопухинки и карьер в Ломахе, о котором я уже писала год назад.

К сожалению, карьер в Ломахе за зиму местные жители основательно загадили – туда систематически сбрасывается мусор, так что искать там окаменелости не очень приятно, хотя место и сейчас посещаемое. Поэтому в один из выходных решили мы проехать дальше, благо на карте был указан еще один известковый карьер, к которому идет прямой автобус из Соснового Бора – Большое Руддилово, последняя остановка перед Котельским, если ехать автобусом 677-а, который отправляется в 11 часов от «Ленинграда». На нем, правда, написано, что он идет в Копорье, но на самом деле следует до Ломахи и дальше – в Перелесье, Велькоту, Удосолово и вот то самое Руддилово. А для многих деревенских жителей и дачников, которые по каким-то причинам не обзавелись автомобилем, этот автобус – единственный способ добраться до места и единственный же способ сообщения с центром Котельского сельского поселения.

На картах карьер значится как брошенный, при этом рядом с ним указана свалка. Поиски в Интернете оптимизма не добавили – действительно брошенный и действительно свалка, весь вопрос в том, насколько он загажен.

И вот мы садимся в автобус и едем. Перед самой развязкой на Котельский выходим. С одной стороны дороги – деревня Большое Руддилово, с другой – коровники (частью брошенные, частью вполне даже населенные). Карьер аккурат за коровниками… и он оказывается действуюшим. Даже более чем – самосвалы снуют туда-сюда, работает экскаватор. Впрочем, даже сквозь обычный промышленный шум доносится стук молотков, столь знакомый каждому палеонтологу – любителю или профессионалу.

Не зная здешних порядков, мы располагаемся там, где больше нравится, благо карьер оказывается огромным, никакой свалки поблизости не видно, а экскаватор заботливо перевернул пласты. Часть его затоплена, но небольшая.

И вот мы начинаем осматриваться. Но тут же подкатывает грузовик. Выходит водитель и говорит что-то вроде «вы будете мешать». Тут же подскакивает дядька и интересуется, зачем мы приехали. Объясняем. Спрашивает, где наш транспорт. Узнав, что приехали мы на самом обычном рейсовом автобусе, сильно удивляется – автобус тут видят крайне редко, ходит только сосновоборский два раза в сутки и еще Перелесье – Кингисепп, утром, туда и обратно. Дядька говорит – тут частная территория, идут работы, впредь сначала надо получить разрешение вон в том здании – единственной постройке, претендующей на то, чтобы называться офисом. Но сегодня идти туда не обязательно, только не суйтесь под колеса. Мы находим тихий уголок – по соседству еще несколько человек стучат молоточками.

Как выяснилось из беседы со «старожилами», трилобиты в этом карьере – большая редкость. Впрочем, они и в других местах попадаются не так уж и часто. Видимо, в стародавние времена, почти пятьсот миллионов лет назад, дно здешнего моря было илистым, не слишком удобным для ракообразных. Не очень часто попадаются и цистоидеи. Зато уж если попадаются – высший класс, просто красавцы. Крупные, правильной формы, без всяких изъянов. За пару часов разведки пара таких попалась. Части трилобиов, впрочем, тоже попались, но вот чтобы целенького найти – ну не повезло на этот раз.

В основном же на этом месте обитали головоногие. Куски сифонов валяются прямо под ногами, бери – не хочу. А из стен торчат эндоцераса целиком. Их мало кто коллекционирует – очень уж здоровенные. Доставить такого домой или в музей в целости и сохранности не так-то просто. Поэтому мы довольствуемся мелкими находками. Остальное – потом, когда приедем сюда на более долгое время.

А вот сосед явно настроен прихватить гиганта с собой. Он тщательно выбивает его из известковой стены. Дело это долгое, действовать надо осторожно – окаменелость очень легко разбить, и тогда несколько часов работы насмарку. Конца процесса мы не видим. Если нет своего транспорта –будь внимателен, иначе придется добираться пешком или ночевать где-нибудь в поле. Брошенный коровник использовать для подобной цели вряд ли получится – его уже загородили забором, и там явно что-то происходит, так что слово «брошенный» тут не совсем точно. Рассчитывать на попутки тоже не стоит. Здесь транспорта куда меньше, чем, скажем, в районе Усть-Лужского порта, где местные жители давно ездят преимущественно автостопом. В общем, надо вовремя оказаться на остановке, а лучше – чуть-чуть пораньше, чтобы точно не пропустить тот самый 677-а, который от Котельского до Большого Руддилова идет минуты три всего. Он и везет нас домой – с изрядно потяжелевшими рюкзаками.

Ирина ПОЛЯКОВА