Сосновый Бор Воскресенье, 17 Октября 2021

Земля непокоренных

Земля непокоренных

8 сентября 1941 года – трагическая дата для Ленинграда и его окрестностей. В этот день началась блокада. О причинах и последствиях сказано уже немало, но до сих пор историкам есть над чем работать. И в истории Ораниенбаумского плацдарма тоже не все пока изучено.

Плацдарм образовался 16 сентября – и в этот день сосновоборцы, как и всегда, придут к мемориалам, которых на нашей территории очень много. Линия  фронта у Воронки стабилизировалась именно в этот день. И это была первая успешная операция на нашем направлении, когда советские войска использовали реку как преграду. И ничего, что речушка маленькая. Она сыграла свою историческую роль.

Вообще-то выставки, посвященные Ораниенбаумскому плацдарму, в музее бывают каждый год. Но, как рассказала хранительница фондов Оксана Никитина, в этот раз организаторы решили отойти от привычных канонов.

Практически всегда экспозиция посвящалась Пятой отдельной бригаде морской пехоты, и это не случайно. Многие из морпехов жили после войны в нашем городе, комиссар бригады И. Соколов похоронен буквально в нескольких метрах от музея – на мемориале «Защитникам Отечества», и несколько поколений сосновоборских школьников изучали историю бригады – собственно, со школьных музеев и начинали писать историю плацдарма.

Но ведь без других подразделений и помощи местных жителей героическая 5 ОБМП вряд ли выстояла бы до 1944 года. Вот и решили сотрудники музея показать все войска, которые были на «пятачке». Это и железнодорожники, мемориальная доска которым установлена на станции Калище - одного из немногих зданий в городе, видевших ту войну. Это и бронепоезда «Балтиец» и «За Родину», ходившие на этом участке. Артподготовка перед операцией «Январский гром» началась в том числе и с нашей маленькой станции, куда были подогнаны орудия… Это летчики морской авиации Краснознаменного Балтийского флота. В окрестностях Соснового Бора располагались два аэродрома – в Гора-Валдае и Борках. В Борках он и сейчас существует – во всяком случае, охраняется, хотя с него давно уже никто не взлетал. А в Гора-Валдае можно разглядеть только направление, по которому самолеты направлялись к морю – и в одной из этих точек сейчас находится мемориальный парк, посвященный 9-ой штурмовой авиационной дивизии. Центром же обороны плацдарма были форты «Красная Горка» и «Серая Лошадь».

- Значение Ораниенбаумского плацдарма невозможно переоценить, - считает председатель Общественной палаты Соснового Бора Игорь Горелов. – Образование плацдарма позволило защитить Ленинград с моря, дало возможность сконцентрировать силы и нанести врагу удар с неожиданной стороны.

Операцию по переброске войск по заливу многие военные историки называют гениальной. По сути, так оно и было. Безукоризненная немецкая разведка в этом случае не сработала, наступление в январе 1944 года ожидалось совершенно в другом месте, где и были сконцентрированы отборные фашистские войска – кстати, там были не только немецкие подразделения. Но несколько месяцев войска и технику перебрасывали на плацдарм с другой стороны залива. Летом – по воде, зимой – по льду. По той самой Малой дороге жизни, о которой известно гораздо меньше, чем о пути через Ладогу. Этой дороге посвящен отдельный стенд. А там, где она начиналась и продолжалась, сейчас стоят памятные знаки. По этой дороге увозили в эвакуацию мирных жителей с плацдарма.

В Таменгонтской республике, как иногда называли "пятачок", ограниченный Воронкой, Гостилицким шоссе и берегом залива между Петергофом и Керновом, были школы, госпитали, предприятия, рыболовецкие артели и многое другое. Балтийская салака была жизненно необходимой добавкой к скудному блокадному рациону (продовольственные нормы были даже меньше, чем в Ленинграде).

Игорь Григорьевич Алепко рассказал об истории изучения плацдарма – и о некоторых эпизодах создания мемориала. Вообще-то российское общество только сейчас начало приходить в себя после тех событий – в первые послевоенные годы всем было не до поисков. Как-то Игорю Григорьевичу попала в руки «Книга памяти» - один военный историк, занимавший довольно высокий пост во флоте, издал ее еще в советское время крошечным тиражом – всего  в пять экземпляров. Для себя и для руководства флота.  Она и была Книгой памяти – о кораблях и членах экипажей. Это издание и дало стимул к поисковой работе в этом направлении.

Но, несмотря на огромное количество публикаций, история и плацдарма, и Балтийского флота во время Великой Отечественной войны пока что до конца не исследованы.

Об одном из возможных направлений в исследованиях рассказал Борис Рыков – историк флота и художник. Когда-то ему довелось познакомиться с яхтсменом, который организовывал во время войны яхтенные подразделения. Яхтсмены действовали и летом, и зимой – на буерах. Материалов по этой теме почти нет. Занимался этим Геннадий Матвеев. Экипажи были смешанными – из моряков и тех, кто занимался парусным спортом (в основном подростков, оставшихся в блокадном городе).

А вот обстановку блокадного дома сотрудники музея воссоздали полностью. Мебель – такая же, как стояла во многих домах военного времени. Судя по воспоминаниям и иллюстрациям, так оно все и было.  

Тем для изучения еще предостаточно. А пока – музей готовит несколько новых выставок. Одна из них будет посвящена авиаторам. Вторая – недавно покинувшей этот мир Евгении Алексеевне Тарасовой, защитнице Ораниенбаумского плацдарма, которая очень много сделала для того, чтобы у нас в городе появился музей – и сама щедро делилась экспонатами и воспоминаниями.

Ирина СЕВОСТЬЯНОВА

Рекомендуемые новости