Сосновый Бор Вторник, 25 Января 2022

Едем в Медуши

Едем в Медуши

Планировать дальние поездки сейчас очень трудно. Границы то открывают, то закрывают, сертификаты о вакцинации кто признает, кто нет – в общем обычная эпидемическая свистопляска. Она уже нанесла серьезный удар компаниям, работающим в туристском бизнесе. А самого обычного человека, желающего просто отдохнуть, все эти меры вообще способны свести с ума.

Ну что ж – самое время посмотреть на то, что находится рядом. Благо в Ленинградской области можно найти все, что угодно – и памятники природы, и карьеры с окаменелостями, и старинные усадьбы, и крепости разных эпох, и рыцарские замки, и православные святыни… Словом, найдется все, только надо знать, что искать и где.

Не все интересные места обихожены, не везде есть приличествующая случаю инфраструктура.  С гостиницами и кафе во многих местах дела обстоят неважно, хотя в последние несколько лет ситуация заметно улучшилась.

Сегодня мы с вами отправимся в Медуши. Об этом поместье писали в своей книге «Усадьбы Ломоносовского района» Н. П. Мурашова и Л.В. Мыслина. У многих сосновоборцев эта книга есть – авторы несколько раз приезжали в город с презентациями. Есть она и в наших библиотеках.

Как добираться? Если есть личный автомобиль – нет проблем вообще. Выезжаем из города через Ракопежи, едем до Гостилицкого шоссе, поворачиваем налево и едем в сторону Лопухинки. Доезжаем до центра, там несколько магазинчиков и кафйе, они когда работают, когда нет, но нам дальше – направо. Вот там она и будет, деревня с загадочным названием Медуши.

На общественном транспорте ездить гораздо интереснее, потому что можно услышать и что-нибудь интересное из местной истории. Вариантов два. В 11 часов от магазина «Ленинград» идет автобус на Копорье (заодно можно посмотреть свежеотреставрированную крепость – кстати, там по определенным дням уже проводятся экскурсии). В Копорье пересаживаемся на автобус №681 или 685, едем до Лопухинки, до той самой развилки, а оттуда – пешком.

Можно ехать и через Ломоносов, автобусов оттуда больше – на Копорье, на Лопухинку, на Горки. Последний вариант – самый удобный. Но тут уж если повезет, потому что ходят эти автобусы редко и по расписанию.

Лопухинка вообще не такое простое место, как кажется. Вроде бы все про эту деревню известно – и радоновой каньон, и окаменелости, и усадьба Герингов, где  Беллинсгаузен лечил больных ревматизмом моряков… Но вот совсем недавно сообщение из Лопухинки потрясло воображение впечатлительных людей. Точнее, соседняя деревня Новая Буря (там мы еще побываем). В прошлом году во время земляных работ там нашли сначала останки двух взрослых и ребенка. Следствие установило, что останки – военного времени. Начали следствие. А уже в прошлом году работы продолжились – и дщаже у видавших виды поисковиков волосы встали дыбом, потому что на месте будущего коттеджного поселка обнаружили останки почти полутора тысяч человек. Без огнестрельных ран, бдез следов одежды или каких-либо предметов. Исследователи роют архивы, правоохранительные органы ведут следствие – пока выводов нет. По соседству, в Гостилицах и Дятлицах, во время войны были концентрационные лагеря, но о них известно почти все – и узников там было гораздо меньше.

Но готику оставим на потом – следователи непременно установят, что это были за люди и как они погибли. А нам – чуть дальше.

Туда, где в незапамятные времена существовал Горский погост. К нему относились деревни Горка, Никольская, Разлова. Во время Северной войны эти территории окончательно перешли к России, и Петр Первый начал их жаловать своим приближенным.  Эти деревни достались Петру Ивановичу Бутурлину. При нем и появилась на местном кладбище деревянная церковь – в честь Николы Чудотворца.  Затем земли унаследовал племянник князя – Александр Борисович Бутурлин, генерал-фельдмаршал, затем владельцем стал его сын. Но граф Петр Александрович продал имение Роману Илларионовичу Воронцову. Этот представитель старинного дворянского рода и построил усадьбу в Медушах – и саму деревню.

Семейство Воронцовых было большим, род разделился на три части, из него вышли ученые, военные, дипломаты – в семье приветствовалось хорошее образование. Важные сведения об устройстве усадьбы в Медушах давал Роман Илларионович Воронцов – он писал сыну Александру и о своих владениях, и о соседях (Бутурлины  в Старой Буре, а в Котиной жили Полянские).

В 1773 году появился первый план этой усадьбы – то есть, может, планы были и раньше, но сохранился именно этот. На нем виден квадратный участок (и такую же форму имеют очертания этого поместья на современных картах, включая Викимапию). Планировка деревни была регулярной. В центре  на высоком холме стояли господский дом и службы, их огибала дорога, идущая с запада на восток из деревни Савольщина в село Мёдуши.

Дорога делила поместье почти пополам. В северной части располагался фруктовый сад, в южной – роща, а между ними – три пруда. Они были необходимы для хозяйственных нужд, потому что никаких рек и озер поблизости не было. Тогда же владелец собирался построить каменную церковь и даже начал закупать материалы, но его отправили в другие края наместником – и он надолго застрял во Владимире. 

В конце концов имение в Медушах перешло к Александру Романовичу Ранцову – внебрачному сыну Романа Илларионовича. Он несколько раз был предводителем дворянства Ораниенбаумского уезда. Он был военным, дослужился до звания бригадира, и после того, как вышел в отставку, поселился в Медушах. При нем появились каменный барский дом, хозяйственные постройки, изменил планировку.  Из трех прудов сделал один большой. Из материалов, которые прежний владелец заготовил для церкви, построили скотный двор.

Впрочем, часть материалов ушла и на церковь. Она была освящена в 1788 году. В ней же  нашли свой последний приют некоторые представители семейства Ранцовых – она стала родовой усыпальницей.

Сыновья Александра Ранцова были военными – оба служили в конно-артиллерийцском полку. Поместье они разделили. Медуши достались Александру Александровичу. Усадьбу он продал инженер-поручику путей сообщения Константину Крамеру., который провел очень серьезные работы по реконструкции поместья. Главной достопримечательность стал огромный пруд. От него шел канал к новому круглому пруду. Получился модный водный лабиринт, красивый полуостров в виде корабля, насыпные острова…

Затем усадьба перешла к генерал-майору Плаутину. Он привел в порядок Троицкую церковь. При нем же появилась и колокольня. Следующим владельцем стал Рауш фон Траубернберг, который жил в усадьбе постоянно, и именно здесь выросли его пятеро детей. Новые владельцы всячески обустраивали свой новый дом. У них все было в порядке – усадьба увеличилась вдвое, а в 1907 году капитально отремонтировали церковь.

Несмотря на все пертурбации последнего столетия, основные точки усадьбы можно найти и сегодня. Уцелело, впрочем, немногое. Из строений это только скотный двор – очень уж качественно его построили. От господского дома – лишь часть фундамента. А вот уникальная водная система сохранилась и по сей день, и сейчас это любимое место отдыха не только местных жителей, но и приезжих.

Южную границу усадьбы легко найти по посадкам вдоль вала. Как ни странно, время пощадило этот вал и деревья. Среди них есть и двухсотлетние липы да вязы. Их не снесли нн время, ни войны. В годы Великой Отечественной войны Старые и Новые Медуши находились под оккупацией, и освобождены были 28 января 1944 года.

Троицкая церковь серьезно пострадала во время войны – да и в межвоенный и послевоенный периоды судьба ее не баловала. В ней хранили корма для скота.  Крыши она лишилась уже в 60-е.

Сейчас она являет собой живописные руины. Если немедленно не взяться за реставрацию- скоро развалины перестанут быть живописными.

Но остается открытым вопрос, кто же возьмется за восстановление старинного храма. Уже были попытки начать процесс, власти Лопухинки предприняли попытку привлечь частные средства. Об этом были серьезные споры и в местном краеведческом сообществе, и в социальных сетях. Одни пользователи выступали за возрождение, другие считали, что нельзя для этого использовать современные материалы.

Однако споры прекратились после того, как храм проверила прокуратура. Тут-то и выяснилось, что он – ничей. То есть направлять деньги на его восстановление не может ни муниципалитет, ни региональные власти. Сначала надо передать объект в муниципальную собственность, а это – дело небыстрое. Так что пока объект, как говорится, повис в воздухе. Как будет решена его судьба – пока неясно. Так что торопитесь увидеть то, что осталось. Через несколько лет это интересное место может стать куда менее интересным.

Марина ПЕТРОВА

Рекомендуемые новости