Сосновый Бор Вторник, 18 Июня 2024

Начало финансовой истории

Начало финансовой истории

Когда-то очень популярной была поговорка, что в приличном обществе о деньгах не говорят. Но сейчас в большинстве своем люди понимают, что от денег зависит очень многое, и всегда нужно понимать, откуда их взять и на что потратить. Особенно если речь идет о такой непростой вещи, как городской или поселковый бюджет. Первый бюджет Соснового Бора был принят 10 июня 1959 года – 65 лет назад. И он очень сильно отличался от того бюджета, который есть у города сейчас!

 

Город до города

До 1958 года названия «Сосновый Бор» на карте Ленинградской области не было. В то же время некоторые объекты уже начинали строиться. До 1948 года территория, на которой десять лет спустя появился новый поселок, представляла собой часть Ораниенбаумского района. В 1948 – город Ораниенбаум, а соответственно, и район, были переименованы. Изменение названия до сих пор вызывает споры историков. При всем уважении к основоположнику российской науки Михаилу Васильевичу Ломоносову, пока не нашлось никаких сведений о том, что он когда-либо бывал в Ораниенбауме даже проездом. Только в Усть-Рудице была усадьба и мозаичная мастерская… Но все же, как бы то ни было, город и район переименовали. По данным на 1958 год, в составе района были и территории, на которых чуть позднее появился новый поселок, относились они все к Калищенскому сельсовету.

Сельсовету подчинялись железнодорожная станция Калище, завод Калище, несколько деревень – Старое Калище, Устье, Ручьи, Систо-Палкино, три поселка – Калище, Смолокурка и поселок завода Калище. Ракопежи, Керново, карьеры на 71 и 75 км, Мустово, Казарма на 84 км и Городок-Калище тоже относились к Устьинскому сельсовету, но в официальных документах тех лет именуются не деревнями или поселками, а просто населенными пунктами.

В 1958 году произошла административно-территориальная реформа. Некоторые населенные пункты отошли к новенькому поселку, а Устье, Ручьи, Липово, Систо-Палкино, Смолокурка, Ракопежи, Керново, Мустово и карьеры остались в составе вновь образованного Устьинского сельсовета.

 

Ах, денежки…

По постановлению Леноблисполкома новому поселку была отведена территория в 110 га. Часть земель ранее принадлежала рыболовецким колхозам имени Карла Маркса и «Красная Заря», Ручьевскому рыбозаводу, Гослесфонду. 

В населенных пунктах, располагавшихся на этих территориях, к тому моменту были некоторые объекты инфраструктуры, для тех лет вполне достойные – школы, клубы, амбулатории или здравпункты, а то и больница – в Устье, например, она была и располагалась в Доме Петрова. Были несколько школ – начальные в деревнях и школа-интернат. Было несколько клубов – и один из них, в Ручьях, работает до сих пор. Были детские сады и ясли – колхозные и Ручьевского рыбозавода.

Кто и как все это содержал? Школы, больницы и учреждения культуры по большей части подчинялись Исполкому Ломоносовского райсовета, он и определял финансирование. На ясли и детские сады деньги выделяли колхозы и рыбокомбинат. И даже первую в поселке библиотеку финансировал Ручьевский рыбокомбинат – до этого приезжала передвижка от Ломоносовского районного дома культуры.

Свою инфраструктуру будущему атомграду еще только предстояло построить. И найти деньги на строительство не только предприятий и жилья, но и социальных объектов.  

 

Специфика нового поселка

Финансовая ситуация тех лет была очень интересной и мало чем походила на современную. Существовало две системы расчетов – наличный и безналичный. Казалось бы, ничего необычного в этом нет, все мы сейчас пользуемся безналом, и никаких сложностей это не вызывает. Захотели – получили наличные в офисе банка или через банкомат, захотели – внесли на карту снова.

Но тогдашняя система была принципиально другой. Наличный и безналичный потоки никак не пересекались. Первый – для населения и предприятий, второй – только для предприятий. Безналичных денег никто никогда в глаза не видел, но вот что-то купить для производства или построить на них было можно – да почти всегда именно так и велись расчеты между предприятиями.

Значительная часть безналичных денег шла через министерства. При этом промышленные министерства, руководившие наиболее перспективными отраслями, могли себе позволить больше, чем, например, министерства образования или культуры. Например, в только что появившемся поселке мог появиться дом культуры или школа, даже если строительство профильным министерством еще даже не было запланировано – а соответственно, и денег выделить не могли.

В этом смысле новый поселок, которому Калищенский сельсовет (по инициативе строительной организации ЛенГРЭС) решил присвоить название «Сосновый Бор», оказался местом чрезвычайно перспективным. Программу строительства в СССР атомных станций Правительство приняло еще в 1956 году. И хотя изначально предполагалось построить в наших краях не атомную станцию, а ГРЭС-16, рядом начали стремительно появляться предприятия, необходимые для развития именно атомной отрасли. Относились они к Министерству среднего машиностроения. Соответственно, оно обеспечивало и строительство промышленных объектов, и создание социальной инфраструктуры. Органам власти разного уровня оставалось только все это принять на баланс и содержать. Школы практически сразу были поселковыми, а впоследствии – городскими. То есть финансирование шло по линии исполкома поселкового или городского совета, откуда деньги поступали, соответственно, через министерство образования. Правда, с первых же лет существования Соснового Бора стало традицией  брать над школами шефство, так что предприятия и тут не оставались в стороне.

А вот детские сады вплоть до середины 90-х оставались ведомственными, то есть принадлежащими предприятиям. Первый – рыбокомбината, затем свои садики построили Ленспецкомбинат, СУС, НИТИ – да и все остальные тоже. Предприятия отвечали и за строительство, и за ремонт, и за питание детей, и за зарплату сотрудников.

 

Первый бюджет

Сосновоборский бюджет 2024 года – это три с лишним миллиарда рублей доходов и чуть меньше – расходов. Основной бюджетополучатель – социальная сфера: образование, культура, спорт, молодежная политика. При этом финансовая система довольно сложная, разные отрасли финансируются из бюджетов разного уровня. А что было тогда, шестьдесят пять лет назад? Как и сейчас, поселковый совет имел право финансировать только то, что входит, выражаясь современным языком, в сферу его полномочий или является городской собственностью. Не так и много – школа, библиотека, клуб, здравпункт.

Доходная часть составляла 48 800 рублей. Нет, никакие нули не пропущены. Сорок восемь тысяч рублей – ну, почти сорок девять. Но тысяч, а вовсе даже и не миллионов, о миллиардах уж и речи нет. При этом бюджет с первого же года был бездефицитным. Истратить тоже предполагалось 48 800 рублей, копейка в копейку.

Школа тогда была всего одна. И располагалась в таких помещениях, что не приходилось тратиться ни на центральное отопление, ни на воду или канализацию. Ремонт, зарплата учителей, дрова. На все про все – 10 тысяч рублей. Здравпункт, который тогда тоже находился в ведении органа местного самоуправления, а вовсе не федеральной структуры, обходился бюджету в 13 100 рублей в год. Библиотека и клуб – 14 200 рублей. Обеспечение работы местного совета, включая содержание деревянного здания – чуть больше восьми тысяч.

 

Шли годы. Поселок рос, превратился в город.  Потом у него появились границы – в 1992 году. Менялась страна. Менялись денежная система и бюджетное законодательство. Но в архивах остались документы – постановления исполкома, платежные ведомости и многое другое. И именно по этим документам видно, как изменилась жизнь и маленький поселок превратился в процветающий город, у которого достойное настоящее и очень хорошие перспективы.

Мария БОРИСЕНКО

Фото Александра АХЛАМОВА

Рекомендуемые новости