Сосновый Бор Вторник, 25 Января 2022

В гостях у странного императора

В гостях у странного императора

2022 год объявлен в России Годом культурного наследия. И это – самый подходящий повод поговорить об объектах культурного наследия, которые расположены в непосредственной близости от Соснового Бора. Увы, состояние исторических памятников порой оставляет желать лучшего, и среди них есть такие, которые уже вряд ли удастся  восстановить.

Но начинать год хочется с хорошего, тем более что и повод подходящий для этого есть. Часть исторических памятников, связанных с именем самого странного российского императора – Петра Федоровича – великолепно отреставрирована и успешно принимает экскурсантов.

В 2022 году  исполняется 260 лет с момента восшествия  Петра Третьего на российский престол и 260 лет – со дня его гибели. А жизнь и смерть этого человека неразрывно связаны с нашими ближайшими окрестностями. Резиденция его находилась в Ораниенбауме, убит он был в Ропше.

 

Наследник двух престолов

Карл Петер Ульрих бцл родом из Киля. Появился на свет он 10 февраля 1728 года – по нашему нынешнему календарю это будет 21 февраля. Погиб 6 июля 1762 года, но об этом историческом моменте, равно как и о месте, с ним связанном, мы поговорим чв одном из следующих номеров. 

Так уж получилось, что по рождению сын герцога Гольштейн-Готторпского  по рождению мог претендовать сразу на два престола вечно воевавших друг с другом государств. Но дед его, Петр Первый, желая обеспечить мир на Северо-Западе, выдал замуж одну из своих дочерей, Анну, за Карла-Фридриха Гольштейн-Готторпского, приходившегося племянником Карлу Двенадцатому. Своих детей у того не было, поэтому внучатый племянник при благоприятном стечении обстоятельств вполне мог занять шведский трон. И сейчас некоторые любители истории задают себе вопрос – а что было бы, если бы сын царевны Анны Петровны унаследовал оба престола? Но такого не должно было случиться – в брачном договоре особо было отмечено, что дети от этого союза не будут претендовать на русский трон. Но при этом российские императоры оставляли за собой право назначать  престолонаследника по своему усмотрению. И вторая дочь Петра Первого Елизавета этим воспользовалась и решила передать трон племяннику – по большому счету других серьезных претендентов и не было.

Вырос Карл Петер Ульрих в Киле. Долгое время считалось, что получил он весьма поверхностное образование, ни капельки не соответствовавшее притязаниям на трон одного из крупнейших европейских государств. Мать умерла, когда он был еще маленьким – простудилась во время «огненной потехи», которую устроили по случаю рождения наследника. Отец любил его, но еще больше любил свои владения в Шлезвиге, которые оккупировал датский король. Это обстоятельство сыграет в жизни Петра трагическую роль, но намного позже.

Детство его не было безоблачным – на российский престол взошла Анна Иоанновна, которая хотела закрепить трон за потомками сводного брата Петра Первого – царя Ивана. Племянник в Киле был постоянной угрозой этим далеко идущим планам.

Воспитывали принца по-военному. Впрочем, дальше игр это не шло – парады он любил больше сражений.  Это свое увлечение военными играми он перенес в Ораниенбаум, где у него была «потешная» крепость – ворота ее сохранились и по сей день. Самым суровым наказанием было лишение парада – если принцу случалось провиниться, у него в комнате закрывали щитами нижнюю часть окон, и он не мог видеть ничего, что происходило на плацу. Впрочем, другие наказания, обычные для того времени, тоже в Киле практиковались – принца ставили на колени на горох, и не так уж редко, особенно после того, как умер его отец - Карлу Петеру Ульриху было тогда 11 лет. Дальше его воспитывал дядя – надо сказать, воспитывал так себе. Принца почти ничему не учили.

С детства он любил музыку и живопись – и, возможно, жизнь его была бы куда длиннее и счастливее, родись он в какой-нибудь обычной семье. Он был неглупым, впечатлительным и нервным – не очень-то подходящий букет для императора и даже для герцога.  Несмотря на интерес к военному делу, пушечной стрельбы он боялся.

 

В Петербург

Но все на свете когда-нибудь кончается. Окончилось и правление Анны Иоанновны. На престол взошла «дщерь Петрова» - Елизавета, сестра Анны. И она-то прекрасно помнила, что у нее есть племянник. И даже попросила одного из своих приближенных привезти портрет мальчика. Чуть позже в Россию привезли и самого племянника новоиспеченной императрицы – она очень хотела, чтобы на престоле закрепились потомки Петра Первого, и других кандидатов на тот момент не было. Среди тех, кто сопровождал принца в Россию, было два барона из многочисленного семейства Корф – по сей день сохранились поместья, принадлежавшие представителям этого рода, в том числе Сельцо в Волосовском районе. 

Принцу пришлось бежать. Путешествовал он инкогнито под чужим именем. Придворные в Киле спохватились лишь через несколько дней после его отъезда. В Петербург компания прибыла 5 февраля 1742 года – еще одна «круглая» дата, связанная с этим императором.  

Елизавета была счастлива! Она отслужила благодарственный молебен и устроила пышный прием по случаю благополучного прибытия этого хрупкого белокурого мальчика, вся жизнь которого была еще впереди.

Он присутствовал на коронации новой императрицы в Москве, а потом ему предстояло долгие годы учиться всему тому, что должен был знать российский император. Такую методику сейчас бы назвали «интенсивом» - полное погружение в занятия. Иного выхода у Елизаветы не было – слишком много в воспитании принца было упущено. Впрочем, занятия не шли непрерывно – принц постоянно должен был участвовать в самых разных событиях двора. И были увлечения, которые доставляли ему гораздо больше удовольствия, чем занятия науками – он коллекционировал оловянных солдатиков и любил музыку.

Он осваивал Закон Божий – без особого рвения. И перешел в православие, когда стало известно о смерти очередного шведского короля – Елизавета во что бы то ни стало хотела сохранить его для русского престола, и отказ от лютеранства навсегда бы закрыл принцу дорогу к шведскому трону. В ноябре 1742 года он из Карла Петера Ульриха превратился в Петра Федоровича. 

В 1745 году его женили на Софии Фредерике Августе Ангельт-Цербской, которая приходилась ему троюродной сестрой – и именно ее мнением о Петре Третьем руководствовались историки на протяжении двух столетий.

 

А так ли он был плох?

София-Фредерика-Шарлотта создавала своему супругу сомнительную репутацию задолго до того, как он стал царем. Впрочем, говорить о том, что она с самого начала хотела побыстрее отправить его на тот свет, чтобы царствовать самой, вряд ли правомерно. Она, конечно, была женщиной умной, честолюбивой и решительной, но не могла не понимать, что без Петра никаких прав на русский престол она не получит.

Ей нужно было создать образ непутевого и бестолкового человека, что она с успехом и сделала. В «Записках» она пишет о том, что он инфантилен, не может оторваться от игр, читает какую-то немецкую приключенческую литературу… и прозрачно намекает на его мужскую несостоятельность. Во всяком случае, наследника они произвели только после деликатной хирургической операции. И воспитанием следующего наследника занялась сама Елизавета, посчитав, что молодые родители на это неспособны. Отец виделся с сыном раз в неделю.

Сейчас бы склонность к играм в солдатики никого бы не удивила – люди коллекционируют самые причудливые вещи, становятся знатоками всего, связанного с коллекцией, и окружающие относятся к ним с почтением и пониманием. В восемнадцатом веке все было иначе, и свои «игрушки» Петр добывал обманом. Но эпоха геймеров настала только через два с гаком столетия.

Екатерине он доверял. И они могли бы сохранить дружеские отношения – если бы не были членами императорской фамилии. Отношения на стороне были у обоих, но в трудных жизненных ситуациях Петр обычно обращался к жене. 

Он по-прежнему любил музыку и интересовался живописью.

При нем в Ораниенбауме был построена не только крепость Петерштадт, но и Картинный дом – мы проезжаем его каждый раз, когда едем через Ломоносов. Его прекрасно отреставрировали, сейчас он работает как музей – и это лишний раз свидетельствует о том, что Петр Федорович был далеко не так прост, как пыталась изобразить его супруга.

Фактически это был первый в России культурный центр.  Проектировал его гениальный Растрелли, построили дворец в 1753 году. Там располагалась картинная галерея – она занимала западное крыло и двусветный зал. В том же западном крыле находилась и библиотека, а также небольшой музей.

В восточном крыле находился оперный театр – он был одноярусным, но со сценой, ложами и партером.  Идею создания такого учреждения предложил Якоб Штелин. Петру эта мысль понравилась, и он поддержал проект. Первуую оперу – Пленник любви»  Арайт – здесь поставили в 1755 году, в спектакле был и балет.

Более того, в Картинном доме вскоре открылась балетная школа. Учеников набирали «из садовников и бобыльских детей» (Бобыльская слобода есть и сейчас, находится она в Старом Петергофе, там располагаются огороды).  А дети немецких солдат, выписанных Петром для «потешных» дел, могли здесь же учиться музыке.

С Картинным домом связаны имена двух знаменитых русских композиторов – Максима Березовского и Ивана Хандошкина. Один был певчим, другой учился игре на музыкальных инструментах.  

Оперный театр, впрочем, просуществовал недолго. В 1759 году было решено строить новое здание – на том месте, где сейчас проходит дорога, по которой мы все и ездим. Поэтому театр в Картинном доме был разобран. А новое здание не сохранилось.

После дворцового переворота Екатерина постаралась уничтожить всю память о муже. В Картинном доме поселился склад, в оперном зале появилось шесть комнат. Музыкальная и балетная школы прекратили свое существование.

Но об этом – в следующий раз.

(Продолжение следует)

Анастасия СЕМЕНОВА

 

Рекомендуемые новости